The article has been automatically translated into English by Google Translate from Russian and has not been edited.
Переклад цього матеріалу українською мовою з російської було автоматично здійснено сервісом Google Translate, без подальшого редагування тексту.
Bu məqalə Google Translate servisi vasitəsi ilə avtomatik olaraq rus dilindən azərbaycan dilinə tərcümə olunmuşdur. Bundan sonra mətn redaktə edilməmişdir.

‘Не понимал, что происходит’: украинец рассказал о переезде в Нью-Йорк, адаптации и пути к успеху

09.06.2021, 18:03 EST

Ольга Деркач

Подписывайтесь на ForumDaily NewYork в Google News

Покинуть зону комфорта и достичь потолка в профессиональном развитии — такой была цель Богдана Королева, Business Consulting Manager EPAM, когда он решил переехать в США. Нью-Йорк встретил его высокими ценами, своеобразными традициями, социально-культурными барьерами и полным локдауном, одновременно открывая множество возможностей и насыщая необычайной энергией, мотивацией. О своем опыте он рассказал изданию Highload.

Фото: Shutterstock

Переезд в США

«Спустя полтора года работы с EPAM я переехал в США», — начал свой рассказ Богдан Королев. — С компанией EPAM я сотрудничаю чуть более трех лет, начиная с 2018 года. Тогда я пришел на позицию бизнес-аналитика и вырос до Lead в этой специализации. В связи с должностными обязанностями я часто посещал США для работы с клиентами, и в один из таких бизнес-трипов коллеги мне предложили пройти внутреннее собеседование и перевестись в офис EPAM в Нью-Йорке».

В тот момент у Богдана не было каких-то конкретных планов на переезд и к этой инициативе руководства он отнесся скептически. Но в итоге все этапы собеседования были пройдены успешно и его пригласили в Соединенные Штаты.

«В этот момент я почувствовал, что готов к переменам. На выбор мне предлагали два города для жизни и работы — Джерси-Сити и Бостон. Джерси расположен прямо возле Нью-Йорка, хотя, по сути, это другой штат. Раньше я уже был в Нью-Йорке, но только на Манхэттене, а вот про штат Нью-Джерси ничего не знал. Бостон мне очень нравится, я там бывал, но это очень холодный город. Так как я не люблю сильный холод, для меня выбор был очевиден. Так, спустя полтора года работы в компании я переехал в США, и моя работа существенно изменилась», — говорит Королев.

“Работа существенно изменилась”

Он переехал за несколько месяцев до начала пандемии. Локдаун внес колоссальные коррективы в работу Богдана. Когда на голову свалился COVID-19, ему пришлось выбирать проекты из самых горячих на тот момент.

«Я оказался в другом домене, хотя и выполнял похожие функции. Спектр работы и ответственности сильно расширились. За прошедшие полтора года мне пришлось значительно вырасти и сместить фокус с бизнес-анализа на Product Management. Для этого пришлось много учиться, получать сертификаты, так как в США это важно. Так, например, я закончил в Корнелльском университете курсы по продакт-менеджменту», — поделился опытом карьерного роста Королев.

Чаще всего он работает на стороне клиента, так как должен держать с его командой постоянный контакт: до карантина он проводил три дня в неделю в клиентском офисе и два — в офисе EPAM на Манхэттене или дома.

«Моя позиция не предполагает написание кода, большая часть рабочего времени состоит из разнообразного общения: с командой клиента, с нашей командой разработки, другими стейкхолдерами. Рабочий день обычно начинается в 5:00-7:00 утра: каждое утро берешь телефон, видишь порядка сотни сообщений, и нужно сразу среди этого массива определить самое приоритетное и «горячее», — рассказывает Богдан.

По теме: Черный хлеб, сало и высокая французская кухня: как украинец в Нью-Йорке кормит американцев секретными ужинами

В компании он максимально близок к клиентам, так как все стейкхолдеры находятся в США, в его часовом поясе. Соответственно, его задачей является связь с клиентом, выяснение того, что самое важное, «что горит», получение одобрения, заключение договоров и анализ проблемных кейсов. При необходимости, приходится также ставить задачи другим специалистам.

«Потому до 13.00-14.00 я сижу на звонках. Моя основная работа — договориться и помочь разработчикам правильно сделать их работу или найти какой-то компромисс между тем, что предлагают специалисты и тем, что хочет бизнес, чтобы это заработало», — подчеркнул рассказчик.

Также ему всегда нужно чувствовать рынок. Клиенты уже не особо хотят, чтобы исполнитель слепо делал то, что ему говорят. Им важно услышать альтернативное, новое мнение, которое поспособствует улучшению их продуктов.

“Не понимал, что происходит”

«Сложно было на моменте онбординга. Когда впервые пришел в офис, еще до карантина, моя команда была, казалось, всюду, только не в офисе вместе со мной. Первые два месяца я вообще не понимал, что происходит. Среди коллег было достаточно много украинцев, а мой менеджмент — американцы, и все они разбросаны по разным городам. Мой основной менеджер на проекте был в Чикаго, дизайнеры — в Канаде или Коннектикуте, команды разработки — в Румынии, Украине, России, Индии, а главный офис — в Лондоне. Работаю здесь уже полтора года, но со своим менеджером еще ни разу вживую не виделся. Все так же шутим, мол, будешь в Чикаго — звони», — говорит Богдан.

В офисе он находил коллег, которые трудились в других командах, и они вместе ходили обедать. Не только с русскоговорящими, ведь у него всегда было особое стремление чаще разговаривать на английском, улучшая свой навык. Он желал узнать больше, развиваться, а не оставаться на том языковом уровне, с которым он приехал изначально.

«Когда ввели жесткий локдаун и люди даже выйти из дома толком не могли, все встречи перешли в Zoom и его аналоги. Это принесло определенные осложнения. Есть начальный этап проекта, когда мы ездим в командировки и знакомимся с командами клиента, чтобы настроить социальные связи, наладить общение, понять, чего от нас хотят. Также мы пытаемся знакомиться, чтобы лучше понимать ситуацию, видеть картинку шире, ведь во время онлайн-встреч ты принимаешь только то, что тебя дают — показывают по видеосвязи. И то не всегда: иногда ты смотришь просто в черный квадратик, потому что собеседник не включил камеру», — поделился Королев трудностями, что возникли во время старта тотального локдауна.

Такие трудности, подчеркивает Богдан, возникали по разным причинам. Так, команда состоит из специалистов разных стран, у каждой из которых свои культурные особенности и тонкости общения. Например, в странах Азии не очень принято говорить «нет», а вот в США из-за вежливости не всегда получается услышать о своих ошибках. Из-за всего этого начинает уплывать драгоценное время.

«Была забавная ситуация, когда разработчик был испаноговорящий, я русско-украино-англоговорящий, а клиент — англо-французскоговорящий. Я получил требования, передал, все соединил. Заполнил форму — ее нужно было имплементировать определенным образом. Но из-за того, что английский для каждого в этом треугольнике не родной, кто-то то ли не досмотрел запятые, то ли не так понял какие-то слова, и в итоге разработчик написал не то, чего ожидал клиент. Мы, конечно, быстро все поправили. Но такие ситуации в IT-сфере встречаются довольно часто. Иногда даже полностью прописанные требования, увы, не спасают», — поделился ситуацией из трудовых будней герой истории.

По словам Богдана, технические рабочие нюансы ему легче обсуждать с коллегами из Украины, что обосновано небольшим количеством социально-культурных барьеров и более высоким уровнем взаимопонимания. Можно выйти к команде и заявить: «Давайте поговорим откровенно». С американцами же проще оговаривать бизнес-аспекты проектов — коммуникативный барьер не так ощущается в данной сфере.

Другая культура

«Безусловно, разница между жизнью в Украине и США есть: другой язык, другая атмосфера, другая культура. Самое первое, что бросается в глаза на работе — это расстояние между коллегами. В США ты не «кучкуешься» в рамках одной локации, что очень присуще нашей культуре. Приезжаешь, например, в Нью-Йорк, а там все находятся в постоянном движении: постоянно куда-то летают, в офисе все специалисты из разных проектов, а большая часть твоих коллег по проекту разбросана по огромной территории страны», — рассказывает Королев.

Вторым моментом он назвал культурные нюансы.

«Многое отличается от привычного нам, и в начале я долго этих отличий просто не понимал. Например, украинцы и жители СНГ имеют тенденцию к черному юмору, а в США это моветон. Не очень корректно, например, будет сказать в шутку «убил бы тебя», что звучит как «I would kill you right now if I could» — тебя могут не понять. Первые два месяца в общении с друзьями-американцами я шутил так, как привык. Казалось, что все круто, но на самом деле они просто закрывали глаза на мой юмор. Когда попал в другую компанию и начал ловить косые взгляды, понял, что здесь что-то не так. Привычные нам шуточные угрозы расправы здесь могут быть восприняты довольно серьезно. И если с человеком что-то произойдет в ближайшее время, то, вполне возможно, кто-то может сказать, что в этом замешан я», — подчеркнул Богдан.

По теме: Лучшие магазины и рестораны с русской и украинской едой в Нью-Йорке

Подобных моментов довольно много, и это касается не только общения с коллегами. Например, здесь очень важно искусство small talk — эдакий «разогрев» перед беседой, когда вы говорите о своих делах, погоде и других мелочах, улыбаетесь и стараетесь произвести приятное впечатление. Нередко собеседник не очень заинтересован в такой беседе, но это позволяет задать верный настрой для диалога

«Вы разговариваете с улыбкой на лице. Такой подход в общении, как бытовом, так и профессиональном, очень меняет. Ты начинаешь жить, больше улыбаясь — по себе замечаю. В Джерси я уже привык в лифте своего дома видеть незнакомого человека и говорить ему что-то вроде: «Hi! How are you? How is your dog?». У нас же люди более мрачные, нет такой культуры радости. Короткий визит в Украину еще больше заставил обратить внимание на эту особенность», — поделился сравнением рассказчик.

Из-за локдауна адаптация в непривычной социальной стране затянулась. Лишь спустя год Богдан стал себя более-менее комфортно чувствовать, осознавать социальные нормы (не все, но большинство). Первым его удивлением в Нью-Йорке, как и в других больших городах Соединенных Штатов, стал тот факт, что людей с собаками значительно больше, нежели с детьми.

«Второе, что меня поразило — все люди в США намного проще. Например, я не заметил никакого стремления к экстра-уровню сервиса. Даже в дорогом ресторане еда — это просто еда, без лишнего пафоса, присущего нашим ресторанам. В США любят кичиться историей, какими-то особенностями: например, этому заведению 50 лет, а вот тут основатель ресторана до сих пор шеф-повар, и тому подобное», — говорит Богдан.

По его словам, люди в США относятся друг к другу не с высока, а как к равному, вне зависимости от социального статуса, что не может не радовать.

«Снова приведу аналогию из ресторанного сегмента: даже в люксовых заведениях посетители не ведут себя с персоналом так, будто им должны кланяться. На какой бы должности не находится человек — это потрясающий человек. Людей ценят за то, что они делают, а не за то, сколько у них денег. Не важен ваш статус, во что вы одеты — с вами общаются, потому что вы приятный человек. Или не общаются никак», — рассказал Королев.

Быстро оказался в комьюнити

Как он утверждает, ему повезло с тем, что у его друзей из Киева были знакомые в Нью-Йорке. Из-за этого он быстро оказался в комьюнити. Других друзей находил случайно, его первой подругой стала риелтор, достаточно яркая и веселая девушка, с особенным пониманием жизни. Сама она из Кореи, живет в Соединенных Штатах уже 10 лет.

«Квартиру, в итоге, я снял без нее, но решил позвать ее на ужин, пообщаться, поблагодарить за помощь. С тех пор мы начали отлично общаться. Американцы очень социальны. Мне кажется, этого украинцам очень не хватает. У них в школе учат, как презентовать идеи, презентовать себя — за 20 секунд рассказать что-то такое, что влюбит в тебя людей, покажет миру, что ты хорош. Презентационные навыки у них на максимальном уровне, у нас — нет. Мы очень закрыты. Потому было очень неловко, когда ко мне подходили на улице, пытались со мной завести разговор, а я не понимал, чего от меня хотят, искал какой-то подвох. На подсознательном уровне всплывала мысль: «Что-то тут не то, им от меня что-то нужно». А люди просто хотели общаться, и ничего больше», — вспоминает Богдан.

Жизнь в Нью-Йорке дороже

Он утверждает, что жизнь в Нью-Йорке дороже, чем в Киеве, просто несравнимо. Вычислить это можно даже по стоимости аренды жилья. Все зависит от запроса арендатора, какой будет дом, сервис, инфраструктура, вид из окна. На фоне этого цены очень разнятся. Аренда однокомнатной квартиры обойдется от $1 500 до $20 000 в месяц, причем это не предел. И нет разницы, жилье находится в центре, или на опушке, ведь в Нью-Йорке жизнь не концентрируется в одном месте — на окраине города может быть даже больше мест для развлечения и отдыха.

«Продукты питания тоже обходятся несколько дороже. Продуктовая корзина на месяц, с учетом того, что мне все продукты доставляют домой, обходится примерно в $600. Но сюда на постоянной основе входит лосось, креветки, потому что разницы в цене между красной рыбой и мясом нет. Здесь лосось — обычная еда. Конечно, бывает морально тяжело, когда знаешь, что морковку можно у нас купить, условно, по 5 гривен за штучку условно, а в США это обходится в $2», — делится герой истории.

Отдельно он выделил яблоки. Действительно вкусный сорт обойдется в $1,5–2 за штуку. За один пакетик яблочек придется отдать около $20 долларов.

«А у самого в голове: «М-да… В Украине за эти деньги я могу есть яблоки, сколько влезет. Но ассортимент продуктов, их качество и другие характеристики перекрывают этот недостаток, на мой взгляд. Нельзя сказать, где еда вкуснее, потому что она разная. Иногда скучаю по украинским блюдам. Чтобы сбить оскомину, достаточно поехать на Брайтон-бич, который кажется «замороженным» СССР, затем быстро и с удовольствием вернуться к своей любимой американской еде», — говорит Королев.

Медицина, утверждает он, также значительно дороже. EPAM обеспечивает ему хорошую страховку, как у топовых компаний Google или Facebook, и она действительно очень выручает.

«Банальный момент: у меня распространенное хроническое заболевание, укол от него нужно делать раз в два месяца, но один укол стоит $12 000. Страховка все это покрывает. Украинские страховые компании не могут таким похвастаться. Единственный минус — зубы: их лечить в США очень дорого. Одна коронка при максимальной страховке мне обошлась в $600 долларов, а без нее было бы $3 000. В США страховка стоит $300-500, но, даже если компания предоставляет страховку, вы все равно должны какую-то часть оплатить», — подчеркнул Богдан.

Любое хобби

В Нью-Йорке есть возможность заняться любым видом хобби — каким бы причудливым оно не казалось, — здесь есть все. Среди развлечений и активного отдыха в Соединенных Штатах популярны гольф и теннис, хотя в отдельных штатах свои вкусы. Спортзалы очень распространены и доступны, не являясь каким-то особым видом досуга. При этом, оборудованы они все современными тренажерами, бассейнами, лаунж-зонами и прочим. Самый дорогой абонемент в топовый зал стоит $200, что по местным меркам очень дешево.

«Для себя в США я открыл теннис. Еще мне нравится мотокросс, но им я занимался еще в Киеве. В планах — снова пойти на акробатику: когда-то я ею занимался, недавно нашел классный зал и мне очень интересно посмотреть, как они учат в США», — говорит рассказчик.

Местные жители достаточно активные — они много бегают, катаются на велосипеде. Велобайки есть везде, практически на каждом углу. Его можно взять в аренду через единое приложение.

«Утром выходишь погулять с собакой, а по улицам буквально толпы бегунов, все занимаются фитнесом, упражняются в группах. Популярная тема — групповой сайклинг (занятия на велотренажере — прим.). Зимой, когда из-за карантина ввели множество ограничений и запретили заниматься спортом в помещениях, многие выносили сайклы на улицу и занимались в масках», — вспоминает Богдан.

В США спорт очень популярен, — это хорошо и правильно. Здесь непопулярно быть нездоровым, выглядеть плохо. При этом, окружающие ни в коем случае не скажут о том, что ты плохо выглядишь, подчеркивает в своем рассказе Королев. Если есть желание заняться спортом, можно быть уверенным, что со всех сторон (даже от незнакомцев) будет ощущаться поддержка, о которой в Украине можно и не мечтать.

Выход из зоны комфорта

«Пока виза действует, планирую продолжать работать в США. С учетом моего быстрого роста, боюсь загадывать, что будет дальше. Скорее, хотел бы остаться там, чем вернуться в Украину. Возможно, попробую еще в какой-то стране пожить — всегда мечтал про Лондон, надо закрыть эту мечту. После опыта переезда в Америку я понимаю, что это не так страшно. Это возможно, хотя это значит выход из зоны комфорта», — рассказал герой истории.

По его словам, в Украине оказываешься в комфортных условиях и появляется страх вылезти из своей удобной «раковины», а в США чувствуешь, что ты по-прежнему не там, где бы хотелось быть, и нужно еще карабкаться, трудится не оглядываясь.

По теме: ‘Посол’ борща на Манхэттене: как украинец управляет легендарным рестораном в Нью-Йорке

«В Украине я занимал позицию Lead Business Analyst, в целом был доволен своей жизнью и карьерой, но чувствовал, что упираюсь в потолок. Когда приехал в Штаты в новой для себя роли осознал, что по уровню своих знаний я резко стал студентом. Очень сильно ощущалась разница, пришлось много учиться, и я сейчас продолжаю это делать. Когда начинаешь глубже общаться с коллегами из разных компаний, ты все равно видишь разницу и понимаешь, что ты хорош, но можешь быть лучше», — утверждает Богдан.

Он поделился, что в США скучает по глубине общения, ведь в Украине есть чувство общности, что все на одной волне, на уровне каких-то невидимых эмоциональных связей.

Королев рассказывает, что его общение сосредоточено в узком кругу коллег по работе, с многими из которых завязалась тесная крепкая дружба. Возможно, подчеркивает он, это и неправильно, но общения не хватает. Даже в Киеве все его лучшие друзья — коллеги.

«И, хотя я поддерживаю отношения, периодически прилетаю в Украину, но все равно это не совсем то, что мне нужно. В США близкие и дружественные отношения, несмотря на открытость, выстраивать сложнее. Это длительный процесс. Над отношениями нужно много работать. Но найти хороших друзей можно, это я знаю точно. Здесь много честных и замечательных людей, но, чтобы выстроить с ними качественные отношения, нужно самому меняться в лучшую сторону», — сказал Богдан Королев.

Подписывайтесь на ForumDaily NewYork в Google News