The article has been automatically translated into English by Google Translate from Russian and has not been edited.
Переклад цього матеріалу українською мовою з російської було автоматично здійснено сервісом Google Translate, без подальшого редагування тексту.
Bu məqalə Google Translate servisi vasitəsi ilə avtomatik olaraq rus dilindən azərbaycan dilinə tərcümə olunmuşdur. Bundan sonra mətn redaktə edilməmişdir.

Какой он – настоящий Брайтон-Бич: район-мечта в рамках огромного мегаполиса

Александр Лоев

Гид по Нью-Йорку и всей Америке

12.09.2020, 08:00 EST

Необыкновенно интересно читать отзывы российских туристов о Брайтон-Бич. Вне всякого сомнения, почти никто из них даже не догадывается, какое в действительности перед ними открывается зрелище. Главное, они совершенно не осознают, что имеют дело не c дивной экзотикой, а наоборот, с самым типичным уголком Америки. Потому что в США – масса этнических зон с не менее красочным своеобразием. Да и как им не быть, ведь все народы устремлялись и устремляются сюда. Это есть и будет Земля Обетованная, а Брайтон-Бич – лишь малая её часть.

Фото: Shutterstock

Конечно, есть и свои отличия. Например, статистика свидетельствует, что среди всех иммигрантов число возвращающихся на свою родину в среднем составляет 15-25%. То есть люди откровенно приезжают заработать, а потом Home Sweet Home. При этом лишь ничтожная часть выехавших вернулась в Советский Союз или Россию. Более того, процесс эмиграции из большинства постсоветских стран лишь набирает силу. Однако только в России за соотечественниками закрепилось презрительное понятие “колбасная эмиграция”.

Знаете, почему Америка стала великой страной? Благодаря начальной фразе Декларации Независимости: “Каждый человек имеет право на жизнь, свободу и достижение личного счастья” (в дословном переводе – даже на “преследование” личного счастья). Процитированное, безо всякого ложного пафоса, означает, что человек обладает первоочередным правом на достойную жизнь для себя и своей семьи. Остальное – даже родина и патриотизм – это всё потом.

И Брайтон действительно может обеспечить полнокровную, а не только сытую жизни его обитателям.

Забавно читать отзывы туристов из России.

“По улице ходят люди в одежде, напоминающей ту, что была при Советском Союзе, отчётливо слышится мат, а вокруг много серых недовольных лиц”

“Время тут застыло, люди застряли в прошлом. Выглядит всё это удручающе. Неулыбчивые люди в китайском ширпотребе”.

“Место навевает тоску. Всё очень жалко и уродливо”.

“Вот куда уехал “совок” из нашей страны”.

И в то же время есть совсем другие отзывы.

“Мне нравится, атмосферное место”.

“Место очень милое, меня умиляет. Бабули с укладками и татуажем в дорогих солнцезащитных очках”.

“Не согласна с отрицательными отзывами. Там особая атмосфера счастья, умиротворённости и благополучия. Мы обалденно прогулялись вдоль океана, полюбовались бескрайними пляжами и представили, как же здесь клёво в летние месяцы! Тут сразу чувствуешь, что ты на курорте. И бесплатный Wi-Fi. Обязательно посетите другой Нью-Йорк и сфоткайте цены в местных магазинах. Даже через океан они ниже наших ашановских”.

По теме: ‘Это маленький, комфортный СССР’: как живут русские на Брайтон-Бич

Почему же отзывы такие разные? Дело в том, что Брайтон-Бич – это не только географическое понятие. Это ещё и символ, знак, идеологема, как модно сейчас говорить. По большому счёту, это зеркало. И “совки” во многом состоят из тех туристов, которые прибывают из того огромного “совка”, который никуда не делся, он остался на том же месте. И люди видят то, что в них заложено. Они, бедняги, совсем не осознают своих убогих спеси и высокомерия (имперского, конечно, происхождения).

К этому добавляется очень смешная путаница. Именно на Брайтоне концентрируется масса приезжих из постсоветского пространства с целью заработать. Они нелегалы, потому что права на работу не имеют. Но и тяжёлый чёрный неквалифицированный труд оплачивается здесь несравнимо лучше, чем даже труд профессионалов дома.

Они экономят на всём, чтобы надолго обеспечить себя и своих близких на родине. Вот они-то и ходят в китайском ширпотребе, и выражения их лиц совсем не радостные. И это они заселяют многочисленные жутковатые общежития Брайтон-Бич Авеню.

Здесь вскрывается ещё одна причина “неприглядности” улицы. На некоторых туристов плохое впечатление производит участок Авеню где-то от первой до десятой пересекающих улиц. В отличие от самих пересекающих и ведущих к океану улиц именно здесь, на Авеню, располагаются те старые 2-этажные домики, где на первых этажах – сплошная лента самых разных бизнесов, а на вторых – те самые общежития или другие бизнесы.

Дом в стиле ар-деко на Брайтон-Бич Авеню. Фото автора

При этом большинство брайтоновских бизнесов очень и очень успешные, о чём неопровержимо свидетельствует просто зашкаливающая стоимость коммерческой аренды. Именно здесь происходит вечный круговорот людей и идей чрезвычайно активной русскоязычной общины. В чём и заключается величайший успех нашей иммиграции в Америке.

Когда-то мне попал в руки номер авторитетного Wall Street Journal за 1984-й или 1985 год. Там была размещена статья, обобщающая многовековой опыт иммиграции в Америку. Вывод сделан поразительный: оказывается, самой успешной в то время стала диаспора из Советского Союза. Объяснялось это тем, что наша община уже тогда была самодостаточной, а социальное иждивенчество проявляло себя у нас намного меньше, чем в других общинах.

В переводе на бытовой язык это обозначало элементарное достижение благосостояния, даже процветания. В чём можно убедиться, если двигаться дальше по Брайтон-Бич Авеню в сторону увеличения номеров. После пересечения со славной Кони-Айленд Авеню начинается “Высокий” или “Благородный” Брайтон. Сразу же открывается вид на впечатляющую колонию из 17 современных элитных зданий кондоминиума “Ошеана”.

“Ошеана” – комплекс из 17 высотных домов на Брайтон-Бич Авеню – Бордвок. Фото автора

Затем идут два высотных престижных здания Сикост-Тауэрс, за ними различные кооперативы в радующем глаз стиле ар-деко (просторные комнаты, высокие потолки) и всё это переходит с одной стороны в улицу Корбин-Плейс, а с другой – в блистательные суперэлитные кварталы Манхэттен-Бич.

Два дома кооператива Seacoast Towers. 92% русскоязычных. Фото автора
Фото автора
Фото автора

Протяжённая Корбин-Плейс с рядами уютных частных домиков была названа в честь жившего полтора века назад (как раз во времена интенсивного заселения Южного Бруклина) богатого землевладельца Огэста Корбина. Недавно разразился скандал: выяснилось, что этот тип протестовал и сопротивлялся поселению здесь евреев. Решили не менять привычного названия, но официально считать, что речь идёт о другой исторической личности – Маргарет Корбин, героине Войны за Независимость. Политкорректность, однако.

С другой стороны от Брайтона начинается главная магистраль зоны Манхэттен-Бич – Ориентал-Бульвар. Строго перпендикулярно его пересекают улицы, создающие таким образом одно из самых лучших мест уже в масштабах всего Нью-Йорка.

Здесь в своих роскошных виллах и коттеджах живут очень состоятельные люди. Среди них чрезвычайно много всё тех же представителей нашей общины. И да, здесь на каждом шагу встречаются архитектурные если не шедевры, то по крайней мере красивейшие образцы разных стилей и разных их сочетаний. Поразительно, но встречаются и подлинные дворцы. Все знают, что они принадлежат именно нашим нуворишам или, если хотите, выдающимся талантам, добившимся всего исключительно благодаря собственному самоотверженному труду.

Манхэттен-Бич живописно граничит с узким и длинным океанским Заливом Овечьей Головы. Это историческое название перешло к ещё одному фешенебельному району Шипсхед-Бэй, который тоже является естественным и ближайшим продолжением Брайтон-Бич.

Вот здесь явственно ощущается романтика морских просторов: вдоль длинного ряда пирсов швартуются самые разнообразные суда. Они предназначаются для любителей рыбалки, для прогулок в океане и на впадающих речках, для семейных торжеств и прочее. По вечерам тут прямо у рыбаков можно купить свежайшую рыбу, её вам ещё и почистят. А побережье здесь состоит из дорогих кондо и отличных ресторанов, где подают морепродукты из дневного улова.

Очень хороши местные виды: прямо средиземноморская панорама, Лазурный берег. Естественно, жильё здесь дорогое, но наши справляются. Здесь так прекрасно, что даже большая стая лебедей, поселившаяся в заливе, не улетает на зимовку.

В отличие от красавцев-лебедей многие наши на зиму переселяются на юга. Пенсионеры, естественно. Они здесь получают столько льгот, “бенефитов”, пособий (иногда даже дня не проработав в Америке), что им это вполне доступно. Значительное число брайтонцев, и не только пожилых, имеют свои вторые квартиры в Майами, куда они летают в течение всего года.

Вообще-то большой необходимости в этом нет: климат в Нью-Йорке мягкий, город находится на широте Сочи, Ташкента, Ниццы – даже чуть южнее. Купаться в океане можно месяца три точно. Прекрасный чистейший пляж – интересно наблюдать, как поздно вечером кавалькада чистящих комбайнов двигается по пляжу, напоминая… корабли пустыни.

По теме: Очаровательные пляжи, отвратительный сервис и Кашпировский: какой он — настоящий Брайтон-Бич

Ещё одним достоинством брайтонского пляжа, чрезвычайно редким для океанских побережий, является практически полное отсутствие волн – это место как бы закрыто с трёх сторон. А вода настолько чистая, что на краю пляжа кучкуются рыболовы, отгоняя купальщиков.

Ещё чуть дальше по побережью вдоль устья реки, впадающей в океан, располагаются частные дома зоны Милл-Бэйсин, где яхты владельцев пришвартованы прямо к настилам домов. С этих же настилов можно удить рыбу не покидая дома.

Хотя небольшие яхты – вещь довольно доступная, сравнимая по стоимости со средним автомобилем.

А теперь вернёмся к Брайтону и пройдёмся по набережной, называемой Бордвок. Ах, как же прекрасна эта подлинная жемчужина! Где ещё на просторах гигантски большого города можно так здорово вдыхать, нет – пить воздух, насыщенный свежестью морского бриза. И это не поэтический образ – давно доказано, что число полезных для здоровья негативных ионов в арифметической прогрессии уменьшается при удалении от береговой линии. Представляете, какие преимущества у брайтонцев по сравнению даже со снобами манхеттэнцами?

Дом для пенсионеров на Бордвоке. Фото автора

Но не в этом главное достоинство Бордвока, далеко не в этом. Ценность же его в том, что здесь можно встретить знакомых, пообщаться с друзьями, посидеть в кафе, прокатиться на велосипеде, роликах или самокате, полюбоваться нашей чудесной детворой.

Всему этому уже давно найдено определение – “роскошь человеческого общения”. Да, нам интереснее всего общаться со своими. Здесь нет ничего необычного. Все народы в Америке очень тесно общаются со своими. В то же время большинство брайтонцев трудятся на американских предприятиях и в учреждениях, дружат с американцами, вступают с ними в браки, а ещё чаще – в романтические отношения.

Но тем-то и велика эта страна, что мы здесь можем наслаждаться американским благополучием, сохраняя при этом наш бы и культуру. Эта уникальная возможность восхищает и делает жизнь полноценной, комфортной, избавляет от депрессии и всяческих комплексов. Здесь есть клубы с кружками по интересам, такие как “Шорфронт”, свой театральный и концертный зал “Мастер-театр”. В нем проходили встречи с Э. Рязановым, В. Войновичем; вся труппа Театра современной пьесы представляла свою замечательную версию “Чайки”. А через Брайтонский балетный театр прошло более трёх тысяч воспитанников. На уже известной Корбин-Плейс сохранился дом блистательного Константина Кузьминского (составитель 9-томной “Антологии новейшей русской поэзии”; он же – гуру знаменитых питерских Митьков), там был обширный зал в бейсменте, где кипела культурная жизнь.

Фото автора

Вот такое “совковое гетто”! И ведь всё это – выражение любви к русской культуре. Неужели русские туристы не ценят своей собственной культуры?!

Насколько в Нью-Йорке уважительно относятся к отличным от англоязычной культурам, свидетельствует такой пример: несколько лет назад на родительское собрание одной из местных школ пришли американские чиновники из горотдела образования. Они стали убеждать родителей русских детей посылать их в двуязычные классы, чтобы те не забыли родной язык.

Как же это отличается от того, что было в Советском Союзе. Вот хоть и косвенный, но очень показательный пример: вплоть до Перестройки единственным очажком культуры обширной украинской диаспоры в Москве был невзрачный магазин украинской книги. И всё.

Для полноты культурного обзора брайтонцев вернёмся на Бордвок и проследуем в противоположном от “высокого” Брайтона направлении. После ряда высотных зданий с сильно субсидированным жильём (в основном для наших пенсионеров) мы приблизимся к огромному зданию Нью-Йоркского аквариума (старейший в США, занимает 6 га), недавно расширенному и усовершенствованному. Сразу за ним начинается исторически самый первый в Америке парк развлечений и аттракционов.

В течение полутора веков здесь существовали параллельно или сменяли друг друга легендарные Луна-Парк, Дримленд (Страна Мечты), Стипльчез-Парк, Астроленд (Страна Космоса). Особенно по выходным сюда устремлялись сотни тысяч людей, и парки эти были известны по всему миру, упоминали их все классики американской литературы. Даже Горький с Маяковским отзывались о них с восхищением. Во времена мировых войн и Великой депрессии парки угасали, но потом возрождались. Они радуют нас до сих пор.

Кстати, это миф, что парки затихали во время всеобщих бедствий; на самом деле их конкурентом становился прогресс и всякие новшества: сначала кинематограф, потом телевидение, две Всемирные выставки ЭКСПО, Рокфеллер-Центр, Линкольн-Центр… Парки стремительно устаревали, они ведь были наследием чуть ли не средневековой традиции ярмарочных балаганов.

Другой красивый миф тоже не соответствует действительности: идея Диснейленда не родилась здесь, в парках Кони-Айленда. В действительности диснеевские парки – совершенно пионерский гениальный концепт одного из выдающихся деятелей страны. Америка – страна открытий, и в этом её величие.

Впрочем, парки были настолько хороши, что привлекали даже видных политиков и национальных героев; известно высказывание Чарльза Линдберга о его более сильном впечатлении от аттракционов Кони-Айленда, чем от его же первого в истории трансконтинентального перелёта в Европу.

Надо признать, что всё же в идее местных аттракционов был заложен мощный модернизационный потенциал: развлечения здесь были не пассивными, как ранее, а становились активными для их участников. Что и дало уже в наше время возможность придать аттракционам современный вид. Впрочем, здесь с любовью сохраняют и прежние заслуженные, теперь уже с официальным статусом достопримечательности: роллеркостер Циклон – американские горки; Колесо Чудес – колесо обозрения; Парашютная Вышка (правда, пока что не восстановленная).

По теме: Блеск и нищета Брайтон-Бич: как живет легендарная «Маленькая Одесса»

А дальше начинается парадайз для любителей спорта, новейший бейсбольный стадион “Киспэн”.

Есть у Брайтона уникальное достоинство: где ещё на планете в прямой доступности от курорта (минут 50 на метро до центра Манхэттена) есть музеи, залы, дворцы величайшей столицы, можно сказать, образного и исполнительского искусства.

Заканчивается Бордвок (4,6 км от начала) ещё одной суперэлитной зоной: Сигейт, Морские Ворота. Это полностью закрытая изолированная зона из сотен частных домов со своим яхт-клубом и другими, так и хочется сказать, ништяками.

Но дело не только в элите Брайтона. Разве не очевидно свидетельство достатка широких масс по такой статистике: 38% местных детей посещают платные частные школы в сравнении с 13% в среднем по Нью-Йорку.

И коль уж мы опять упомянули Нью-Йорк, следует отметить важнейшую позитивную особенность всего мегаполиса, и называется она децентрализация. Это означает полную автономность в плане самодостаточности. Нам совсем не нужно ездить в “центр вселенной”, то есть на Манхэттен. У нас хватает рабочих мест, а в плане сервиса, торговли, бизнеса, медицины мы ещё дадим фору другим районам города.

Жилой дом сразу в конце Брайтона. Фото автора

В заключение следует развенчать один из основополагающих мифов о Брайтоне. Якобы в нынешнем виде его создали и заселили одесситы, потому что не мыслили своей жизни без моря. На самом деле всё началось гораздо раньше.

Исход евреев из Российской империи в США с 1870-го по 1915 год составил невиданные в истории почти 3 миллиона человек. Люди бежали не только от ужасающих погромов, но и от бесчеловечных законов. Мало кто знает (хотя многие и читали “Тевье-молочника”), что евреям в России запретили проживать как в городах, так и в сёлах, обитать разрешалось только в так называемых местечках. Фактически это означало обречь целый народ на голод и нищету. И начался Исход.

После первоначального расселения в Манхэттене в очень стеснённом Нижнем Ист-Сайде евреи устремились в наименее заселённый тогда самый дальний от Манхэттена район Бруклина – Кони-Айленд (к нему географически и относится Брайтон). Даже вновь построенный Бруклинский мост стали прозывать Джуиш-Хайвей. После Второй мировой войны на Брайтоне поселилась большая часть из 55 тысяч уцелевших от Холокоста и оказавшихся в Нью-Йорке людей.

Но в Америке уже давно действует совершенно чёткая закономерность: каждая этническая община первоначально крепко держится за совместную жизнь, а встав на ноги и достигнув благополучия, расселяется по всей стране. Так произошло и с Брайтоном во времена так называемого золотого века (1950-1960 гг.). Тут подоспела эмиграция из Советского Союза. Надо учесть, что в Америке в приёме иммигрантов наряду с правительственными агентствами активно задействованы соответствующие этнические организации. Они и решили восполнить наметившийся дефицит евреев на Брайтоне еврейскими беженцами из СССР.

По теме: Мнение: 5 причин, по которым я больше не хочу жить на Брайтоне

Впрочем, это было давно. Произошли сильнейшие демографические перемены. Ещё лет 20 назад еврейское присутствие сократилось приблизительно до 15%, зато с новой силой хлынула их волна со всего постсоветского пространства. Сработала старая парадигма принудительной русификации народов. Помните, как с началом исламского сопротивления в СНГ и в мире объединяющим инструментом комбатантов очень часто становился русский язык. Так и на Брайтоне оказалось множество украинцев, грузин, узбеков, белорусов.

И так будет продолжаться в обозримом будущем. Всё зависит только от иммиграционной политики Штатов. Сколько пустят – столько и приедет.

Фото автора

Но вот здесь невозможно удержаться от комментария относительно, мягко говоря, странной политики российского руководства. В городе Нью-Йорке насчитывается 600 тысяч русскоязычных, а вместе с пригородами – их уже 1 миллион 600 тысяч. И есть в Нью-Йорке такие организации, как ”Мезон де Франс”, “Каза Итальяна”, “Австрийский центр”, германский “Гёте Хаус”, ” Украинский институт (центр) Америки” – их не счесть. Но отсутствует даже подобие какого-нибудь гипотетического центра русской культуры, способного объединить людей и народы и при этом действительно пропагандировать свои культурные ценности и достижения.

И, вновь возвращаясь к Брайтону, для объективности следует отметить недостатки. Нам явно не хватает расового многообразия. Скажем, до советского заселения Брайтона здесь проживало 13% афроамериканцев, сейчас – всего 1%. Как тут пригодилась бы всем известная советская и русская искренняя любовь к чернокожим!

Ещё одно обстоятельство, отмеченное в отзывах о Брайтоне, – здесь много стариков. Это вполне объяснимо: в Америке живут дольше, значительно дольше. Кроме того, даже очень пожилые люди здесь чрезвычайно мобильны, они не заперты в четырёх стенах и ведут активную жизнь.

Ну что сказать на прощание. Скажу по-одесски: “Чтоб вы так жили, как живут на Брайтоне!”

ForumDaily не несет ответственности за содержание блогов и может не разделять точку зрения автора. Если вы хотите стать автором колонки, присылайте свои материалы на kolonka@forumdaily.com

[fb_plugin comments]