The article has been automatically translated into English by Google Translate from Russian and has not been edited.
Переклад цього матеріалу українською мовою з російської було автоматично здійснено сервісом Google Translate, без подальшого редагування тексту.
Bu məqalə Google Translate servisi vasitəsi ilə avtomatik olaraq rus dilindən azərbaycan dilinə tərcümə olunmuşdur. Bundan sonra mətn redaktə edilməmişdir.

Анна Сорокина, выдававшая себя за миллионершу в Нью-Йорке, рассказал о жизни в тюрьме

16.02.2021, 14:51 EST

Людмила Балабай

Анна Сорокина, выдававшая себя за наследницу многомиллионного состояния под именем Анна Делви, утверждает, что тюремные охранники обращались с ней как со знаменитостью. По ее словам, она привлекла к делу “нужных сотрудников исправительного учреждения”, которые помогли ей устроиться на удобную работу в спортзале, пока она была за решеткой. Подробностями ее интервью поделилось издание New York Post.

Фото: Shutterstock

29-летняя Сорокина была освобождена из тюрьмы 11 февраля. В 2019 году ее приговорили к тюремному заключение на срок от 4 до 12 лет за кражу в крупном размере и мошенничество, но она вышла на свободу всего через два года – за хорошее поведение. Детальное описание ее афер можно прочитать здесь.

В первом интервью после выхода из тюрьмы она рассказала, что правила выживания в тюрьме и на свободе очень похожи.

«Все зависит о того, с кем вы знакомы», – сказала она.

«Это как жизнь в Нью-Йорке, но влияние связей еще более выражено. Потому что, если вы знаете нужных офицеров, они найдут вам подходящую работу. Таким образом, у меня появилась работа в тренажерном зале, потому что я хотела тренироваться, когда туда никто не ходил. И они дали мне такую возможность», – пояснила Сорокина.

По теме: Тюрьма Синг-Синг в Нью-Йорке: что о ней известно и при чем тут русские шпионы

Она назвала свою аферу «мошенничеством», которое требовало около 15 минут реальной работы.

На вопрос, был ли у нее статус знаменитости в тюрьме, она ответила: «Несомненно». Она сказала, что стала настолько известной, что каждый сотрудник исправительного учреждения знал, кто она такая, и это не всегда приносило ей пользу.

«Некоторые из них, я полагаю, хотели меня поиметь, – сказала она – Один из сержантов сказал мне: «Кем ты себя возомнила? У меня была Эми Фишер».

При этом она добавила, что в основном отношение к ней сотрудников исправительного учреждения было положительным.

«Многие из них вели себя просто очень неуместно, очень непрофессионально, – отметила девушка. «Типа: «О, черт возьми, мне нравится твоя история. Я слежу за тобой в Instagram».

По теме: Выбираем иммиграционного адвоката: как не стать жертвой мошенников

По ее словам, многие молодые женщины, попавшие в тюрьму, свернули с правильного пути.

«Так много людей попадают в тюрьму и начинают употреблять наркотики, – заметила Сорокина. – Я никогда не видела в Нью-Йорке столько наркотиков, сколько видела в тюрьме».

Сорокина снова вернулась к своему псевдониму Анна Делви. Ранее она совершенно не раскаивалась в своих преступлениях. После осуждения девушка заявила репортеру: “Я солгала бы вам, всем остальным и себе, если бы сказала, что сожалею о чем-либо”.

Но все изменилось в октябре 2020 года, когда она предстала перед комиссией по условно-досрочному освобождению – девушка извинилась в содеянном.

«Я просто хочу сказать, что мне действительно стыдно и мне очень жаль, что я это сделала», – заявила она.

Однако ее раскаяние длилось недолго.

«Я думаю, что сожаление – это просто бесполезное чувство, – сказала она в интервью после освобождения. – Это была бы огромная трата моего времени».

В воскресенье Сорокину заметили выходящей из 5-звездочного отеля NoMad. Netflix заплатил ей не менее 320 000 долларов за права на историю ее жизни. Теперь о ней делают сериал. Сорокина отдала 200 000 долларов в качестве возмещения жертвам своих афер и говорит, что планирует написать книгу.

Департамент исправительных учреждений и общественного надзора штата Нью-Йорк сообщил в ответ на интервью, что с Сорокиной обращались так же, как и с другими заключенными.

«Со всеми заключенными обращаются одинаково, независимо от приговора, при этом программный комитет назначает им соответствующие программы или рабочие задания», – сказал пресс-секретарь ведомства Томас Мейли.