The article has been automatically translated into English by Google Translate from Russian and has not been edited.
Переклад цього матеріалу українською мовою з російської було автоматично здійснено сервісом Google Translate, без подальшого редагування тексту.
Bu məqalə Google Translate servisi vasitəsi ilə avtomatik olaraq rus dilindən azərbaycan dilinə tərcümə olunmuşdur. Bundan sonra mətn redaktə edilməmişdir.

Странности пандемии: как лифты стали зоной боевых действий в Нью-Йорке

05.11.2020, 13:00 EST

Вита Попова

Пандемия коронавируса внесла много изменений в жизни ньюйоркцев. Одно из них – необходимость делить лифт с соседями в многоэтажных домах. И если одних правила этикета заставляют мириться с ситуацией, другие не прочь вступить в конфликт за право ездить в одиночку. Об этом пишет издание New York Post.

Фото: Mini Bambini

В большинстве домов Нью-Йорка пользоваться лифтом разрешено не больше чем четырем жильцами одновременно. При этом все пассажиры должны использовать во время поездки защитные маски. Это приводит к столкновениям между людьми: одни отказываются впускать в лифт соседей, предпочитая ехать в одиночку, а другие заходят в уже заполненный лифт, заставляя понервничать тех, кто вошел первым.

Время ожидания в вестибюле оказывается невыносимым, делает людей нервными. В некоторых случаях швейцары вынуждены вмешиваться, чтобы остановить конфликты.

В одну из таких конфликтных ситуаций попал инструктор по шахматам Эван Рабин из Верхнего Вест-Сайда. Он настоял на том, чтобы войти в лифт с человеком, предпочитавшим ехать в одиночку, которого назвал «гермофобом» (гермофоб – человек, который панически боится микробов. – Ред.). Инцидент произошел в тридцатиэтажном здании. Пассажиры ругались до тех пор, пока швейцар не приказал им перестать спорить и отдать лифт другому жильцу. «Это было определенно неловко», – сказал Рабин.

Жительница Верхнего Ист-Сайда сказала, что ее дочь-подросток также вступила в конфликт с пассажиркой лифта, желая сохранить социальную дистанцию. 54-летняя женщина предпочла не называть своего имени, потому что боится возмездия со стороны совета кооператива. Она сказала, что ее дочь вежливо попросила экономку сесть в следующий лифт, когда он остановился на нижнем этаже, сказав, что ездит в лифте только с семьей. «Домработница закричала: «Я не буду ждать. Я ждала достаточно долго. Если не хочешь ехать со мной в лифте, то убирайся!» – рассказала женщина.

По теме: Микробы и бактерии: к чему в отельных номерах лучше не прикасаться

Она решила предупредить совет об этой ситуации. Последний ранее посылал электронные письма, в которых говорилось, что жителям при желании разрешается ездить в лифте в одиночку. «Мы решили не ездить с другими, чтобы защитить и себя, и других, что сводит с ума некоторых людей в нашем здании, – сказала она. – Я встраиваю дополнительное время ожидания в свое расписание. Похоже, что в наши дни у людей очень мало терпения».

Но есть ли смысл в том, чтобы воевать с другими за право ездить в лифте в одиночку? Ведь в лифте сложно сохранить социальную дистанцию в два метра. Но, как говорят эксперты, для пассажиров в масках риск заразиться COVID-19 при столь коротких поездках минимален.

Однако есть люди, которых такая информация не успокаивает. Например, 42-летнюю Лидию, страдающую диабетом. Она попросила не называть ее полного имени по соображениям конфиденциальности. Женщина обеспокоена тем, что подвержена большему риску заразиться коронавирусом, чем другие. Поэтому она часто предупреждает других пассажиров, что болеет. Один мужчина в ответ на это однажды спросил, заразно ли это, прежде чем согласиться на просьбу Лидии.

Между тем учительница математики Кэрол Ташджян, тоже из Верхнего Ист-Сайда, находит особенно сложным длительное ожидание. В основном это связано с тем, что три лифта в здании, где она живет, закрываются по очереди на ремонт. Несмотря на неудобства, правила никто не отменял, и пользоваться лифтом могут лишь четыре человека одновременно.

Шай Ханаан из Верхнего Вест-Сайда сказал, что в 16-этажном здании, где он живет, вместимость лифта недавно была ограничена двумя пассажирами. Это приводит к тому, что в коридоре образуются длинные очереди. «В коридоре стоят пятьдесят человек, чтобы ехать по двое, и это действительно отнимает много времени, – поведал Ханаан. – Но когда люди наконец заходят в лифт и разговаривают по мобильному телефону, они выделяют еще больше вируса, так что это даже хуже».

Что касается Рабина, который спорил с соседом-гермофобом, то ему не повезло, поскольку тот «почти каждый день» сталкивается со своим врагом в лифте и в фойе. «Я просто делаю вид, что не вижу его», – сказал Рабин.