The article has been automatically translated into English by Google Translate from Russian and has not been edited.
Переклад цього матеріалу українською мовою з російської було автоматично здійснено сервісом Google Translate, без подальшого редагування тексту.
Bu məqalə Google Translate servisi vasitəsi ilə avtomatik olaraq rus dilindən azərbaycan dilinə tərcümə olunmuşdur. Bundan sonra mətn redaktə edilməmişdir.

Из Сибири в Нью-Йорк: как российский ученый работает над Адронным Коллайдером в США

14.07.2020, 13:57 EST

Фирюза Янчилина

1990-е годы для всех были тяжелыми. Ученые – не исключение. Некогда державшая мировые лидирующие позиции советская наука после развала государства стала стремительно падать. Теперь уже российские научно-исследовательские институты потеряли финансирование. Исследователи утратили не только материальный, но и моральный стимул. И вот в такое смутное время наши «мозги» стали быстро утекать за границу.

Фото из личного архива автора

После окончания физического факультета Новосибирского государственного университета Сергей Корженевский четыре года работал в НПО «Вектор». Он занимался моделированием биологических процессов. Целью его программы была оптимизация роста белков. Программа решала систему линейных уравнений. Сергею нужно было написать удобный интерфейс для подбора коэффициентов.

Рабочие и жизненные условия были очень непростыми. Корженевский вспоминает, что был даже период, когда он оказался бездомным и ночевал в лаборатории.

Надежда на лучшую жизнь забрезжила, когда они с женой Региной приняли решение уехать в Америку. Регина поступила в аспирантуру Северо-Восточного университета и улетела с дочкой в далекий Бостон. Сергей получил визу позже и улетел за океан только через полгода. До сих пор помнит дату, когда впервые ступил на американскую землю, это произошло 4 января 1992 года.

Фото предоставлено Сергеем Корженевским

Сергей утверждает, что жизнь, конечно, кардинально изменилась и сразу стала лучше – несмотря на то, что стипендии жены-аспирантки с трудом хватало только на то, чтобы оплачивать маленькое жилье в подвале небольшого домика и скудное пропитание.

Ситуация улучшилась, когда Корженевского приняли на работу в Бостонский университет. Это радостное событие состоялось 13 апреля того же года. Здесь молодой человек занимался программированием, а также конструированием калориметра для Супер Коллайдера в Техасе. Зарплата Сергея составляла $800 в месяц. Для 1992 года это было неплохо. Но самое главное, теперь денег хватало на еду и не только.

Однако молодой инженер проработал в Бостонском университете всего четыре месяца. Регина закончила необходимые курсы по PhD-программе, и ей нужно было проводить самостоятельное исследование для диссертации в Национальной ускорительной лаборатории имени Энрико Ферми (сокращенно “Фермилаб”), расположенной в штате Иллинойс, недалеко от Чикаго.

По теме: Самый большой магазин мужских тканей в США: как потомок иммигранта из России добился успеха в Нью-Йорке

Сергей тоже устроился в “Фермилаб”. Сделать это было уже проще. Дело в том, что если человек имеет опыт работы в американской организации, то обычно он находит новое место без труда. Сергею помог опыт, пусть и небольшой, в Бостонском университете.

Университет в Рочестере. Фото из личного архива автора

В “Фермилабе”, где Корженевский проработал в общей сложности семь лет, он принимал участие в разработке и конструировании файбер-трекера для DZero. Это часть детектора, в котором происходит восстановление процессов с участием элементарных частиц.

Затем переезд в другой штат и работа в Канзасском государственном университете. Но связь с национальной лабораторией не прекратилась. Корженевский перешел с файбер-трекера на силиконовый трекер для того же детектора DZero на Теватроне в “Фермилабе” и позднее на CMS-детектор на Большом Адронном Коллайдере в ЦЕРНе.

Ротчестер. Фото из личного архива автора

Поначалу Сергей с семьей собирался обосноваться в Канзасе прочно. Тем более, главное для этого было – стабильная работа и хорошая зарплата. Вместе с женой купил дом недалеко от университета, в городке под названием Манхэттен. Но душа просила большего. Поэтому, когда появилась возможность работать в штате Нью-Йорк, ученые тут же продали дом и переехали в город Рочестер.

По теме: ‘Вирус украл у меня мужа’: история семьи русскоязычных иммигрантов, заразившихся коронавирусом

Помните повесть Фенимора Купера «Следопыт, или на берегах Онтарио»? Уверена, почти все в детстве взахлеб читали о Чингачгуке и других славных, благородных индейцах. Так вот, Рочестер как раз расположен на тех самых берегах Онтарио. Это огромное пресное озеро. Даже в июле вода здесь ледяная. Но местным детям нипочем, они купаются на городском пляже, часами не вылезая на берег. А по ту сторону Онтарио – Канада.

Озеро Онтарио в Рочестере. Фото из личного архива автора

Рочестер примечателен еще и тем, что в нем зародились и развивались такие всемирно известные корпорации, как Kodak, Xerox, Western Union и Bausch and Lomb.

Сергей устроился работать в Рочестерский университет, в группу физики высоких энергий на должность инженера. Он продолжает тестировать полупроводниковые сенсоры для силиконового трекера CMS, измеряет электропроводимость, электрические сопротивляемость и емкость этих компонентов. Сергей часто летает в ЦЕРН, где живет и трудится, иногда по два месяца. А потом снова в уже ставший родным Рочестер.

По признанию Сергея, в этом городе ему нравится все: чистый воздух, снег зимой, озеро, любимая работа, приятный интеллектуальный социум, а также хорошие магазины, по его мнению – лучшие в США. Что еще нужно простому сибирскому ученому для ощущения полноты и счастья?

[fb_plugin comments]