The article has been automatically translated into English by Google Translate from Russian and has not been edited.
Переклад цього матеріалу українською мовою з російської було автоматично здійснено сервісом Google Translate, без подальшого редагування тексту.
Bu məqalə Google Translate servisi vasitəsi ilə avtomatik olaraq rus dilindən azərbaycan dilinə tərcümə olunmuşdur. Bundan sonra mətn redaktə edilməmişdir.

Жительница Нью-Йорка попала в реанимацию с COVID-19 и рассказала, как это было

04.04.2020, 08:29 EST

ForumDaily New York

Сначала 51-летняя Келли Данэм не подозревала, что у нее COVID-19. Все началось с кашля, который постепенно привел к усложнению дыхания. Так она попала в больницу, где и подтвердили наличие вируса. В итоге все обошлось. Теперь Келли решила поделиться своим опытом с изданием Huffpost.

Фото: Shutterstock

Первые симптомы

Келли Данэм – 51-летняя медсестра и, как она сама себя называет, писатель-ботаник-комик, автор семи книг. Она делит свою комнату с двумя соседями, которые не имеют с ней родственных отношений. По ее мнению, такой способ аренды жилья делает ее «типичным жителем Нью-Йорка».

Однажды у нее появился сильный кашель, который продлился несколько суток. Постепенно дышать становилось все сложнее.

«Изначально я не подозревала, что у меня COVID-19, так как не было лихорадки», — вспоминает Келли. Но в какой-то момент она почувствовала, что ей не хватает кислорода, потому направилась в манхэттенскую больницу.

Поскольку у нее не было защитной маски, она использовала рубашку, чтобы прикрывать лицо. Увидев это, медсестра в больнице вручила ей одноразовую маску.

Келли измерили жизненные показатели.

«На мгновение мне показалось, что это обычное утро четверга в любом отделении скорой помощи. Но тут медик, одетый с головы до ног в пластиковое защитное снаряжение, представился и сказал следовать за ним», — вспоминает Келли.

Они прошли мимо рядов кроватей, разделенных непрозрачными пластиковыми перекрытиями.

Каждая импровизированная кабинка была заполнена разным оборудованием. Внутри находились пациенты с нарушением дыхания, а также один или несколько сотрудников в специальном снаряжении.

Серьезный вопрос

«А потом я оказалась в своей комнате», — констатировала Келли. Внутри находился врач, который «выглядел настолько измотанным, будто только что завершил Нью-Йоркский марафон, хотя еще не было 9 утра».

Он пристально посмотрел на Данэм и сказал, что его беспокоит ее дыхание.

«Уставший и добрый доктор спросил, не против ли я интубирования (интубация трахеи — введение эндотрахеальной трубки в трахею с целью обеспечения проходимости дыхательных путей. — Ред.). Помню, я подумала, что это было странное время для теоретического разговора о таком серьезном вопросе», — поведала Келли.

Потом она заметила, что за пределами комнаты собираются медицинские работники, одетые в защитные костюмы. Это вызвало у нее тревогу.

«И тут вдруг я осознала, что никто ни разу не спросил о моей медстраховке. Это напугало меня еще больше», — добавила Келли.

Затем медицинские работники занялись другими пациентами, и у Келли появилось время поразмыслить обо всем, что с ней произошло.

«Я думала о своей 86-летней матери, которая почти пять лет проходила химиотерапию в связи с редким заболеванием крови, о том, как бы она разозлилась, если бы я умерла раньше нее. И как бы она улыбнулась, если бы знала, что меня это беспокоит», — вспоминает Келли.

Борьба за дыхание

Вскоре ее переместили наверх, в отделение интенсивной терапии.

Следующие несколько дней были настолько неприятны, насколько это можно вообразить. Ей приходилось бороться за возможность дышать, одновременно переживая тяжелые воспоминания об ужасных днях, проведенных в больнице с Шерил – ее подругой, которая умерла от проблем с дыханием, вызванных ходжкинской лимфомой, и думая о смерти.

«Черт, хотела бы я дать кому-нибудь пароль от своей странички в Facebook, чтобы закрыть ее, — думала тогда она. — Не хочу, чтобы люди писали банальные сообщения на моей стене».

По теме: ‘Нулевой пациент’ штата Нью-Йорк, заразивший коронавирусом 90 людей, выздоровел

Однако, несмотря на все эти переживания и физическую боль, пишет Келли, были моменты, которые не позволяли ей чувствовать себя по-настоящему одинокой. Она переписывалась со своей подругой, общалась с друзьями, которые присылали смешные видео «наших нелепых кошек, делающих нелепые вещи». С благодарностью вспомнила медсестру, которая ухаживала за ней, уделяя внимание Келли как человеку, а не просто пациенту. Вспоминала она и о терапевте, лечившем ее, который сказал, что понимает, как ей сейчас страшно.

«Я понимаю, как мне повезло»

«Менее чем через неделю я смогла достаточно хорошо дышать, чтобы выйти из больницы. Я прекрасно понимаю, как мне повезло. У меня был экономический и логистический доступ к медицинскому обслуживанию, которое, скорее всего, в ближайшие недели в Нью-Йорке станет гораздо более скудным», — отметила она. Кроме того, у нее есть работа и квартира, куда можно вернуться.

Стоит отметить, что COVID-19 заставил уязвимые слои населения ощутить себя еще более незащищенными. Келли считает, что главная задача сегодня — заботиться о каждом члене общества на таком же высоком уровне, как о принце Чарльзе и Томе Хэнксе.

«Мы не можем работать с той пандемией, которую хотели бы иметь. Мы должны работать с той пандемией, которая у нас есть, — отметила Келли. — И это становится нашей повседневной задачей».