The article has been automatically translated into English by Google Translate from Russian and has not been edited.
Переклад цього матеріалу українською мовою з російської було автоматично здійснено сервісом Google Translate, без подальшого редагування тексту.
Bu məqalə Google Translate servisi vasitəsi ilə avtomatik olaraq rus dilindən azərbaycan dilinə tərcümə olunmuşdur. Bundan sonra mətn redaktə edilməmişdir.

COVID-19 – болезнь одиночества: русскоязычная медсестра рассказала, что происходит в больницах Нью-Йорка

03.04.2020, 10:56 EST

ForumDaily New York

За три недели коронавирус унес жизни почти стольких же американцев, что и теракт 11 сентября. Медицинский персонал прилагает все усилия, чтобы их количество не росло. Медсестра из Украины, работающая в одной из больниц Манхэттена, рассказала, что происходит сегодня на передовой противостояния болезни. Она подчеркнула, что не нужно делать из медиков героев, и объяснила, почему. Об этом пишет издание «Голос Америки».

Фото: Shutterstock

Новый Ухань

Нынче Нью-Йорк называют новым Уханем, ведь в городе сложилась самая сложная ситуация во всей Америке. Здесь ни на минуту не утихают звуки сирен карет скорой помощи. Каждый день в городе обнаруживают несколько тысяч новых заражений коронавирусом.

Чтобы выразить поддержку медицинским работникам, которые спасают жизни ньюйоркцев, самый известный небоскреб США Empire State Building подсветили бело-красными цветами, что символизирует маячки спасательных машин.

Одна из медсестер, украинка Ирина Кот, рассказала о том, каково это – спасать человеческие жизни в самом эпицентре заболевания.

На передовой

Ирине Кот 28 лет. Она работает медсестрой в одной из крупнейших больниц Нью-Йорка. Большая часть зараженных коронавирусом проходит через эту больницу на Манхэттене, расположенную рядом с Центральным парком. «Страшно ли мне? Я стараюсь об этом не думать, потому что тогда я бы расхотела идти на работу», – смеется Ирина. Несмотря на изнурительную работу, она часто улыбается и старается сохранять хорошее настроение.

Медсестры работают по 12 часов, поэтому важно настроить себя морально, считает девушка. При входе в госпиталь все свои проблемы надо оставить за дверью.

С начала марта, когда в США началась эпидемия COVID-19, Ирина работает или в инфекционных отделениях и реанимации, или в отделениях неотложной помощи (Emergency Room). Именно там сейчас проводят тестирование на коронавирус. По сути Ирина сегодня – на передовой. Недавно ее госпиталь развернул палатки под открытым небом в Центральном парке, поскольку в здании скоро не хватит для всех мест. Все, как в военное время, отмечает автор.

Как защищаются медработники

Респиратор, перчатки и желтый одноразовый халат, который завязывается сбоку на бантик – вот и вся амуниция. «Я видела, что в Италии или даже в Украине у врачей есть целые комбинезоны. Это так круто! У нас этого нет, – вздыхает Ирина. – Нам выдают одну маску в день – и это еще при условии, что ты найдешь правильный размер. У меня небольшое лицо, и редко можно найти подходящие маски, есть только обычные».

Все, о чем мы Ирина говорит со своими коллегами на работе в эти дни, это что делать, когда закончатся маски.

С другой стороны, говорит она, уже после двух часов работы в маске ты хочешь ее снять. «Ты потеешь, респиратор давит на лицо и оставляет на нем глубокие следы с синяками, но ты не можешь его поправить, потому что подвергаешь себя риску. И если маска сядет неправильно, вторую тебе уже не дадут», – сетует медсестра.

Но в любом случае недостаток средств самозащиты беспокоит Ирину значительно больше, чем неудобства. Работать без них опасно как для медиков, так и для пациентов. «Возможно, ты спасешь человека. Но если ты заболеешь сам, то будет гораздо хуже, потому что 20-30 пациентов останутся без присмотра», – поясняет Ирина.

Девушка рассказала, что в одной из клиник Нью-Йорка медики надевали на себя мусорные пакеты вместо комбинезонов. Вскоре медбрат из того отделения заразился коронавирусом и умер.

Сапожник без сапог

На вопрос о том, много ли медиков заразились за время вспышки коронавируса в больнице, где работает Ирина, она ответила: «Я бы тоже хотела это знать. Но мы не знаем, нас не тестируют». Именно потому, что недостаточно тестов, пояснила Ирина.

Однако, уточняет она, не все так просто. «Если завтра тест покажет, что у меня коронавирус, то что это значит? Это значит, что я не должна идти к пациентам? – спрашивает девушка. – Но ведь они все тоже инфицированы».

Между тем, медиков, входящих в зону риска, ее больница перевела в другие отделения. В инфекционных остались работать молодые и здоровые. Если они даже и заболеют, то, скорее всего, будут иметь легкие симптомы и в дальнейшем продолжат ухаживать за пациентами.

По теме: ‘На нас сильно давят’: медсестры Нью-Йорка откровенно рассказали о работе во время эпидемии COVID-19

Нью-Йорк проводит самое большое количество тестов в США, но их все равно не хватает для всех. Несмотря на то, что обнаруженные заражения в штате исчисляются десятками тысяч, реальное количество больных здесь значительно больше, отмечает источник. Проверяют только тех, кто нуждается в госпитализации, то есть пациентов со средними и сложными симптомами. Молодых людей без дополнительных болезней, даже если они контактировали с инфицированным, отправляют домой на самоизоляцию. «Лучше мы используем этот тест для кого-то сложного, чтобы понять – это COVID-19 или грипп. Люди с сильным иммунитетом смогут выздороветь сами, а другие без нашей помощи не справятся. У них дома нет аппаратов искусственного дыхания».

Тестироваться хотят все

Но тестироваться хотят все, ведь когда ты знаешь все о своем состоянии здоровья, становится спокойнее. «Несколько дней назад прямо под дверь нашей Emergency Room влетела машина, – рассказывает Ирина. – Мы мигом выбежали – может, у человека инфаркт или инсульт? Выходит женщина, плачет и кричит, что ее муж заражен, и у него болит голова». Ирина вздыхает. По девушке видно, что она устала от таких историй. В США, пояснила она, люди воспринимают это так: «Я плачу налоги, значит, это мое законное право (получить помощь. – Ред.)».

Несмотря на это, медсестра уверяет, что в ее больнице не делят людей на бедных и богатых. Сегодня в одной палате может лежать важный конгрессмен или миллионер, а через несколько дней – нелегальный мигрант или бездомный. Если человек задыхается, ему обязательно сделают тест на коронавирус и примут. Вопрос со страховкой и оплатой госпиталь решает впоследствии, при необходимости – через суд. Но это будет потом – сначала главное оказать помощь.

COVID-19 – болезнь одиночества

Тем, кого кладут в больницу, предстоит сложная борьба. Возможно, самая сложная в их жизни, отмечает Ирина. Она рассказала, как ее пациенты описывали свои ощущения: «Это такое впечатление, будто у тебя на груди сидит слон. Им очень тяжело дышать. Они кашляют, кашляют, кашляют – кажется, что вот-вот задохнутся, но не задыхаются».

Иногда человек просто должен выкашляться. «Но хуже всего, что в это время ты стоишь на расстоянии, и не можешь ничего сделать – потому что тогда капли попадут на тебя. В такие моменты я чувствую себя беспомощной», – рассказала девушка.

COVID-19 – это болезнь одиночества. Ведь родственникам и друзьям запрещено посещать близких в больнице, чтобы не заразиться. Некоторые ставят рядом с кроватями родных планшеты, чтобы постоянно быть на видеосвязи. При этом продолжают звонить к врачам по несколько раз в день, чтобы убедиться, что с их родными все хорошо.

Медсестры выполняют важную функцию: они не только спасают больных, но и помогают их родным переживать это легче. Например, если пациент чувствует себя немного лучше, важно рассказать об этом его близким – чтобы подбодрить. «Изменения в его здоровье (в здоровье пациента. – Ред.) могут показаться нам незначительными, но для его родственников они будут означать очень много. Поэтому даже если у пациента всю ночь не было температуры – я об этом всегда скажу, чтобы немного утешить».

Сейчас многие паникуют, но медработники не могут себе этого позволить, поскольку должны приносить людям покой, отметила Ирина.

Врачи тоже стараются не приближаться к пациентам без надобности. При возможности они разговаривают с ними через громкую связь телефона, придерживаясь дистанции. Медсестры не могут позволить себе такой роскоши, ведь температуру телефоном не измеришь. Поэтому в течение дня Ирина часто задается вопросом: «Мыла ли я сегодня руки?», «Касалась ли чего-нибудь?», «Я теперь заражена?».

Настоящая борьба

Ирина рассказала, что пока пациент находится в обычной палате, медсестры не сильно вмешиваются: помогают прежде всего кислородом и лекарствами, дальше – дело за организмом человека.

Настоящая борьба начинается в реанимации. «Мы очень стараемся. Вентиляция легких, капельницы – чего мы только ни делаем. Это же не просто какие-то люди – у них есть родители, братья, сестры. О них кто-то думает. Когда подходишь к этому с такой стороны, хочется сделать все».

Но иногда даже всех на свете усилий бывает недостаточно, чтобы спасти человека. «От коронавируса умирают в одиночестве – в палату не пускают даже близких. Это очень сложно. Ты не можешь дать волю эмоциям и сидеть, держа руку человека, который умирает. Ты просто должен облегчить последние минуты его жизни», – поведала Ирина.

После этого тебе нужно успокаивать родных. «Сейчас очень много тяжелых разговоров», – пояснила девушка.

«Мы не герои»

Коронавирус унес всего за месяц почти такое же количество людей в США, как и теракт 11 сентября. Чтобы число жертв не увеличивалось, медицинский персонал прилагает все усилия.

Ирина же считает, что медики не делают ничего особенного. Она рада, что их работу стали замечать, но ведь и раньше медперсонал делал то же самое. «С нас теперь все делают героев. Я думаю, это неправильно. Очень неправильно, – говорит девушка. – Ранее мы спасали многих других пациентов, сейчас просто немного изменились приоритеты. Но мы не герои – мы просто делаем свою ежедневную работу».

Многие медики за этот месяц уволились, чтобы не подвергать себя опасности, некоторые заразились и умерли. Ирина говорит, что старается не паниковать, потому что это ухудшает иммунитет. «Зона моего контроля – в больнице, остальное – не в моих руках», – рассуждает она.

В то же время медсестра очень волнуется за родных – за 67-летнего отца и мужа, с которыми живет. Ее отец курит, а это создает дополнительную нагрузку на легкие. «Не дай бог принести вирус домой. Я бы переболела легко, а папа … Что, если бы я заразила его? Он наверняка не выжил бы в больнице. Я вижу людей в госпитале каждый день», – говорит Ирина уже без улыбки на лице.

По теме: В Нью-Йорке прямо на улице создали импровизированный морг для жертв коронавируса

Отец Ирина работает по ночам, поэтому они сейчас почти не видятся. В те редкие моменты, когда оба дома, стараются избегать контакта. Но иногда отец не может удержаться – бывает, подойдет сзади, молча погладит дочь по спине и дальше пойдет по своим делам. Не хочет, чтобы она волновалась.

Чтобы обезопасить близких, Ирина после каждой смены стирает одежду и принимает душ.

Несмотря на неутешительные прогнозы и огромное число смертей от коронавируса, Ирина старается думать о будущем «с оптимистическим реализмом». «Я просто готовлю себя к тому, что это может продлиться долго. Так легче, чем каждое утро просыпаться и думать, что это еще не закончилось». Она отмечает, что если посмотреть на статистику, то становится ясно: это не пройдет за день или даже за месяц. Сейчас, по словам медсестры, Нью-Йорк переживает пик заболеваемости COVID-19. «Но это пандемия, и она во всем мире. И когда понимаешь, что ты в этой борьбе не один – становится немного легче», – резюмировала Ирина.