The article has been automatically translated into English by Google Translate from Russian and has not been edited.
Переклад цього матеріалу українською мовою з російської було автоматично здійснено сервісом Google Translate, без подальшого редагування тексту.
Bu məqalə Google Translate servisi vasitəsi ilə avtomatik olaraq rus dilindən azərbaycan dilinə tərcümə olunmuşdur. Bundan sonra mətn redaktə edilməmişdir.

‘Просто хаос’: медики Нью-Йорка не справляются с жертвами всплеска преступности

23.11.2020, 11:22 EST

Вита Попова

Больницы Нью-Йорка переполнены из-за всплеска насилия с применением огнестрельного оружия в 2020 году. Рост количества перестрелок даже превзошел рост числа убийств. Это происходит на фоне пандемии COVID-19, которая также сильно увеличила нагрузку на медиков. Многие медики не выдерживают нагрузки и увольняются. Об этом пишет издание Daily News.

Фото: Shutterstock

Парамедик FDNY Карлос Лизкано (Carlos Lizcano) отчетливо помнит этот день в начале 2020 года, когда они везли в больницу подростка, получившего огнестрельное ранение в голову. Пульс парня падал все ниже. Лизкано со своим напарником делали все, что могли, лишь бы его спасти. Они отчаянно делали искусственное дыхание, чтобы заставить сердце парня биться, вставили трубку в его горло, чтобы закачать воздух в легкие, подключили электрокардиограмму, чтобы контролировать пульс. «Мы делаем все, что можем. Иногда они возвращаются, но не в этот раз»,- сказал 49-летний Лизкано из 50-й станции скорой помощи FDNY в Джамейке, Квинс. В больнице врачи констатировали смерть подростка.

Отчаянная попытка врачей скорой помощи сохранить жизнь человека, успев доставить его в больницу, стала привычным явлением в 2020 году, поскольку по всему городу резко возросло число насильственных преступлений.

Полиция насчитала 1667 жертв огнестрельного оружия в городе Нью-Йорке по состоянию на 15 ноября. Это в два раза больше, чем в 2019 году за тот же период. Рост количества перестрелок даже превзошел рост числа убийств: данные полиции Нью-Йорка свидетельствуют о 405 убийствах в городе в этом году по состоянию на середину ноября, что на 37% больше, чем за тот же период 2019 года.

Статистика пожарных департаментов – отдельно от данных департамента полиции – показывает, что по состоянию на 30 сентября с начала года в отделения экстренной помощи поступило 1 304 жертвы огнестрельного оружия, по сравнению с 690 за тот же период прошлого года – рост составил 89%. В данные не включены частные больницы и компании скорой помощи, которые также реагируют на перестрелки.

По теме: Карантин не помеха: в Нью-Йорке наблюдается всплеск преступности

Все это происходило на фоне пандемии коронавируса. «Мы знаем, как справиться с большим объемом звонков, – сказала 29-летняя медсестра скорой помощи Киара Ортис (Ciara Ortiz), которая работает на 16-й станции EMS в больнице Гарлема. – Но в 2020 году все приобрело размытые очертания. Если бы я использовала одно слово для описания этого года, это было бы слово «хаос». Все (больницы – Ред.) просто переполнены».

Президент профсоюза FDNY EMS Орен Барзилай (Oren Barzilay) говорит, что за 25 лет работы не видел ничего подобного. «Были люди, которые в середине дня уходили домой, не выдержав происходящего в последние несколько месяцев», – сказал он, добавив, что на фоне пандемии коронавируса произошел всплеск преступности.

Количество жертв инцидентов, связанных с применением огнестрельного оружия, в больнице Brookdale University Hospital в Бруклине увеличилось более чем в два раза – с 93 за первые девять месяцев 2019 года до 198 за тот же период 2020 года, то есть на 113%.

А в Harlem Hospital в Бронксе их количество увеличилось ровно вдвое, поднявшись на 100% с 58 до 116. Число жертв перестрелок, попавших в Jamaica Hospital Medical Center в Квинсе, увеличились почти вдвое – с 63 за первые девять месяцев 2019 года до 121 в этом году, что составляет рост в 92%.

«Это очень волнительно для персонала. Тем более, что среди пациентов могут оказаться члены вашей семьи», – сказала Беверли Браун (Beverly Brown), руководитель травматологической программы из Jamaica Hospital.

Мустафа Мурад (Moustafa Mourad), главный хирург, добавил: «Среди жертв много людей, которые просто стояли в стороне. Есть много печальных историй о людях, которые просто оказались не в том месте, не в то время».

Реагируя на подобные инциденты врачи и медсестры вынуждены отвлекаться от более рутинных процедур, потому что они должны поспешить в отделение травматологии. «Перестрелки ведь происходят не каждый час. Поэтому иногда они (пациенты – Ред.) поступают в один и тот же момент», – сказал доктор Ши-Вен Ли (Shi-Wen Lee), замглавы отделения скорой медицины на Джамейке.

Также врачи вынуждены уделять внимание родственникам тяжело раненных пациентов, или тех, кого спасти не удало. Браун рассказала, что все по-разному реагируют на плохие новости. Если один человек, получив весть о смерти близкого, впадет в ступор, другой может вести себя агрессивно или даже жестоко по отношению к медперсоналу. «Потому что такие новости травмируют семью», – сказала Браун.

Рональд Саймон (Ronald Simon), руководитель отдела травматологии и хирургии в Maimonides Medical Center в Бруклине, вспомнил инцидент, произошедший этим летом. В больницу поступил мужчина, получивший огнестрельное ранение в шею, живот и грудь. Одна из пуль прошла прямо через шею, и у жертвы шла кровь с обеих сторон. Саймон привел второго хирурга. «Мы работали одновременно с обеих сторон шеи этого парня, пытаясь восстановить основные кровеносные сосуды, поврежденные пулей, – сказал Саймон. – Это длилось около трех-четырех часов».

Пациенту нужно было четыре единицы крови. В человеческом теле содержится одна единица. «Несмотря на то, что было сделано все возможное, чтобы контролировать кровотечение, из-за количества потерянной крови произошел необратимый шок, – сказал Саймон. – Анестезиологу становилось все труднее и труднее поддерживать кровяное давление… Мы делали переливание крови четыре раза. И несмотря на это сердце пациента остановилось, и он умер».

Даже после 30 лет работы в медицине Саймон по-прежнему тяжело переживает подобные ситуации. «Несколько лет назад к нам поступил маленький ребенок, может быть, 8 лет или что-то вроде того. Ему выстрелили в шею, и он был парализован, – сказал Саймон. – Ты не можешь ему помочь, и несешь это чувство с собой домой. Ты не можешь не злиться на все это. Все должно измениться».