The article has been automatically translated into English by Google Translate from Russian and has not been edited.
Переклад цього матеріалу українською мовою з російської було автоматично здійснено сервісом Google Translate, без подальшого редагування тексту.
Bu məqalə Google Translate servisi vasitəsi ilə avtomatik olaraq rus dilindən azərbaycan dilinə tərcümə olunmuşdur. Bundan sonra mətn redaktə edilməmişdir.

Что происходит в Нью-Йорке: карантинная жизнь в городе глазами четырех русскоязычных иммигрантов

09.04.2020, 10:00 EST

ForumDaily New York

Четверо украинцев, живущих в эпицентре эпидемии коронавируса, рассказали о том, что сегодня происходит в Нью-Йорке. Об этом пишет издание «Новое Время».

Фото: Shutterstock

За последнюю неделю эпицентр эпидемии коронавируса сместился из Испании и Италии в бизнес-сердце Америки – Нью-Йорк. Благодаря своему самому большому городу Америка вышла в лидеры по числу инфицированных в мире. Сегодня количество зараженных американцев близится к 400 тыс., а более 10 тыс. – умерли.

Несмотря на это, местные власти решили не вводить здесь жесткий карантин. Вместо этого был удвоен штраф за несоблюдение социальной дистанции, он вырос до $1000.

Четверо украинцев, проживающих в Нью-Йорке продолжительное время, рассказали о том, как город адаптируется к жизни в новом измерении.

Илья Островский

34 года, фармацевт

Родился в Черкассах. Время пребывания в США: 25 лет

«Первое, что вам нужно знать о пандемии в Нью-Йорке: то, что передают, и то, что происходит, — это две разные вещи, – отмечает Илья. – На самом деле многие госпитали не полностью заполнены. Тем не менее, после выпусков новостей люди продолжают бежать в магазины скупать все, что им на самом деле не нужно».

Жесткого карантина в Нью-Йорке нет. «Да, большим группам людей грозят штрафами, но они и так тут редко собираются. Все разбрелись по домам, Манхэттен пуст, походы в гости заменил Facetime (услуга видеозвонков – Ред.). Рестораны работают только по заказу, а курьеры оставляют все под дверью во избежание прямого контакта», – рассказал украинец. Он добавил, что этого самого контакта ньюйоркцы «боятся как огня, обходя друг друга на улице десятой дорогой».

Когда объявили о введении карантина, он отправился в свой любимый ресторан, чтобы «провести последний день на свободе с удовольствием». Теперь, добавил он, поддержать любимые заведения в городе можно только с помощью пожертвований. «Многие заведения просят купить еду на будущее, чтобы они могли продержаться до конца карантина», – рассказал житель Нью-Йорка.

По словам украинца, к эпидемии никто не был готов. «Мы все подозреваем, что коронавирусом болеет минимум половина Нью-Йорка. Потому что все 24/7 ходят через сабвеи, близко к друг другу живут, жизнь бурлит в огромных китайских кварталах, и никто не знает, когда эта вся история с эпидемией на самом деле началась», – рассказал он.

При этом тестируют лишь тех, кто попадает в госпиталь. А госпитали, в свою очередь, не хотят принимать людей без серьезных симптомов. «Например, недалеко от меня находится район, где живут малоимущие, и, естественно, его эпидемия накрыла быстро и массово. Так вот там в местном госпитале действительно были очереди, и некоторых, простоявших по три-четыре часа, отправили домой со словами: «Вы тут будете долго стоять, а если вы сами пришли и можете стоять, в госпитале вам, скорее всего, помощь оказать не смогут», – отметил он.

Сегодня совет для всех один: позвонить семейному врачу, оставаться дома, пить парацетамол, а в скорую обращаться только в случае сложностей с дыханием. «А вот с оплатой медуслуг и страховкой пока полная неразбериха, – отметил Илья. – Сейчас все просто получают счета из госпиталей и пытаются отбить это у страховой. Потому что законы меняются ежедневно, и вот сейчас по новым правилам страховые вроде должны возмещать такие траты».

Что касается жизни на карантине, то, отметил Илья, для него мало что изменилось. «Я фармацевт и, конечно, каждый день выхожу на работу. Чему, кстати, очень рад. Раньше ведь как было в тот же понедельник?! Думаешь: «О, опять на работу». А теперь ты к этому стремишься, чтобы был хоть какой-то контакт с людьми», – рассказал он.

Поскольку среди его клиентов много пожилых людей, большинство заказов собирают по телефону, а физически работают только через окошко. Илья добавил: «А еще почти сразу мы ограничили продажу средств индивидуальной защиты до одной штуки в руки — одна маска, одна пара перчаток, одна баночка антисептика. В итоге мы оказались единственной аптекой в районе, в которой все еще есть этот товар».

Он считает, что важно – «сбить эту панику». Ведь если продавать средства защиты в ограниченном количестве каждому отдельному клиенту, то «оказывается, всего хватает».

Владислава Малюта

27 лет, менеджер в отеле

Родилась в Киеве. Время пребывания в США: 5 лет

Владислава Малюта проживает в Куинсе. Там, рассказала она, 70% людей ходят в масках, а некоторые даже в специальных защитных костюмах. «Я слушаю моих соседей, друзей, людей, с которыми работаю, — все они переживают ситуацию по-разному. Некоторые в жутком стрессе, другие пытаются близко к сердцу не принимать. А кто-то смотрит фильмы, проходит курсы и читает книги», – отметила девушка.

Однако всех их объединяет одно – необходимость оставаться дома. Ведь ньюйоркцы привыкли много работать и хорошо отдыхать. «Есть еще социальная жизнь, увлечения и друзья. Это же Нью-Йорк, тут нужно зайти еще в тот ресторан, заглянуть вот в этот бар, пойти на шоу, а потом заскочить на открытие галереи. А тут, представьте, всех этих людей закрыли дома, – отметила она. – Многие из них и дома-то этого уже не помнят. А те, кто в браке, со своей же женой давно не разговаривали дольше 15 минут в день».

Новые условия жизни вызывают у ньюйоркцев «огромный психологический шок». «Для многих теперь выход в магазин — это событие года. А раньше на это не было времени неделями. Зато все теперь стали ходить на прогулку-пробежку и усиленно гонять трусцой по три-четыре часа в день», – отметила Владислава.

Украинка до недавнего времени работала в отеле в модном районе Сохо. «Номера у нас стоили от $500 за ночь, так что к нам приезжали в основном СЕО компаний, актеры и продюсеры из Лос-Анджелеса, Франции, Италии и Скандинавских стран. Когда закрыли границы, весь этот бизнес упал, нам потихонечку начали урезать смены, потом отправили в оплачиваемый отпуск и в итоге 100 человек сократили до 12. Это был огромный шок, и мы до сих пор не понимаем, что будет дальше с отельной индустрией», – рассказала она.

Когда карантин закончится, уверена девушка, ньюйоркцы сразу же побегут в бары и рестораны, чтобы выпить в компании друзей. «Пока же все ушли в себя настолько, что даже по телефону болтать долго не получается», – говорит она.

Поскольку Владислава проживает в одной квартире с соседкой, карантин повлиял на их отношения. Они стали уважительнее относиться к личному пространству друг друга. «Просто потому, что понимаем: нам еще неизвестно сколько времени придется провести один на один, а значит, стараемся не налегать друг на друга», – пояснила она.

Ситуация за окном в разных районах Нью-Йорка сильно отличается. «Например, у меня в Куинсе (где наибольшее в Нью-Йорке количество инфицированных – Ред.) 70% людей ходят в масках, а некоторые даже в специальных защитных костюмах. Но это американцы, они сходят с ума сразу же по любому поводу. Мои русскоговорящие друзья более спокойны, да и организм у нас более стрессоустойчивый», – отметила она.

Виталий Десятниченко, 28 лет

Менеджер в сфере гостеприимства и развлечений

Родился в Киеве. Время пребывания в США: 8 лет

«Жить в Нью-Йорке — это как находиться в центре большого муравейника. Миллионное население, толпы туристов, работа в три смены, несколько сотен тысяч разнообразных заведений, всевозможные развлечения, – рассказал Виталий. – Для меня все это уже стало родным. Две работы, активный образ жизни, много дел, ответственности и оптимистичные планы на будущее — так я прожил последние несколько лет».

Виталий рассказал, что пандемия в Нью-Йорке началась незаметно. Еще в конце февраля люди начали поговаривать о вирусе и закупать продукты. Постепенно эта тема становилась более популярной, в новостях начали массово писать о пустых полках и прилавках. «Я же продолжал вести свой привычный образ жизни и не мог предположить, что эта история затронет и меня», – отметил он.

Однако с 13 марта, когда мэр города отменил все публичные мероприятия, все изменилось. Поскольку Виталий работает ивент-менеджером, уже 14 марта он не пошел на работу. Выручило то, что у него есть вторая работа.

Поэтому свой внеплановый выходной он провел в длинных очередях в продуктовых магазинах и супермаркетах. «В одном из них не было почти ничего, второй меня порадовал широким ассортиментом и наличием всех нужных мне товаров. Запаниковал ли я? Нет, честно. Но с изменениями в расписании нужно было внести коррективы в рацион и заполнить холодильник», – отметил он.

По теме: Коронавирус охватил Нью-Йорк гораздо раньше, чем принято думать — исследователи

С 17 марта ресторанам было приказано закрыться для посетителей. Заведения начали работать исключительно в формате еды навынос либо доставок. Так Виталий потерял второй источник заработка. «Последние пару дней перед закрытием мой родной украинский ресторан «Веселка», в котором я работаю менеджером, пытался распродать месячные запасы заготовок. Перед самым закрытием вкусняшки украинской кухни уже раздавали бесплатно», – вспоминает он.

Затем начался карантин, и все нежизненно важные бизнесы закрыли свои двери. «Я сменил ‪80−100 часовую рабочую неделю на чтение книг, просмотр фильмов, готовку еды и нескончаемое мытье посуды. Из ниоткуда появилась куча свободного времени. Это именно то время, которого нам тут так не хватает, но, как только мы его получили, да еще в таком количестве, оказалось тяжело разобраться в том, как же его использовать правильно и рационально», – рассказал он.

С тех пор Виталий практически не выходит из дома, а если и выходит, то в маске. Однако в магазине он еще не был с начала карантина.

За время карантина, рассказал он, чувство физической от многочасовых рабочих недель усталости исчезло. Появилось желание «заняться собой, физической, психологической и умственной составляющими». «Коронавирус лютует по всему миру, в том числе в США и в Нью-Йорке. Но скоро это все закончится, ведь нет начала без конца, и мы вернемся к своему привычному образу жизни. Все пройдет, и мы станем еще сильнее», – уверен он.

Надежда Марахова, 38 лет

Финансист

Родилась в Киеве. Время пребывания в США: 5,5 лет

Еще 16 марта нью-йоркские компании отправили сотрудников работать удаленно, рассказала Надежда. «Офис моего мужа на тот момент предложил схему 50/50 — половина работает из дому, другая приходит лично. Уже 22 марта ситуация изменилась. Губернатор штата подписал распоряжение, согласно которому все неосновные бизнесы обязаны были прекратить работу в офисах», – рассказала она.

Компания ее мужа занимается инженерным консалтингом. «Неделю они еще входили в список основных, что позволяло продолжать работу. На этой неделе из списка исключили коммерческое строительство, что заморозило проекты. Клиенты частично стали отзывать договора. 30 марта компания сообщила, что рассматривает урезание зарплат на 20−25%», – рассказала Надежда.

Сама она владеет отелем для собак. На момент распоряжения у нее осталась небольшая группа постоянных клиентов. Однако местные службы стали накладывать свои ограничения по доступу людей в дома и работать стало практически невозможно.

«Мы выходим на улицу на короткие прогулки по набережной Гудзона. Вдоль реки — желтые плакаты о безопасной социальной дистанции в шесть футов. Раз в неделю ездим за продуктами. В соседнем магазине органической еды лимит по количеству людей внутри», – рассказала она. Перед входом в магазин – очередь.

Надежда ходит в магазин исключительно в масках N95. «Теперь начинаешь отпрыгивать от человека, который не носит маску или подходит слишком близко. Жизнь изменилась», – отметила она.

26 марта появилась информация CNN о том, что город готовится к худшему сценарию и увеличивает вместимость моргов. «Никогда не думала, что буду изучать эту информацию, но в Нью-Йорке оказалось 900 мест на такие случаи», – рассказала Надежда.

В прошлую пятницу они с мужем выехали в город. «Посмотрели на новую локацию под госпиталь в выставочном центре Явиц и больницу Бельвю. На заднем дворе больницы была развернута строительная площадка, где стояли восемь огромных морозильных траков под временные морги. Зрелище, конечно, жутковатое», – поделилась она.

Город, по ее словам, опустел. Сегодня по обычно самым заблокированным пробками улицам можно проехать практически без остановки.

Повседневная жизнь Надежды на карантине изменилась. Теперь она ежедневно слушает брифинги губернатора штата Нью-Йорк Эндрю Куомо. «Каждое утро он докладывает ситуацию, описывает модели развития кризиса, текущие проблемы. Аналитику ему делают, в том числе McKinsey и Фонд Билла Гейтса, – рассказала она. – Позавчера Куомо сообщил, что тест на вирус показал у его брата — журналиста CNN Криса Куомо положительный результат. Сегодня брат появился по видео на брифинге. Рассказывал о своих симптомах и течении заболевания».