The article has been automatically translated into English by Google Translate from Russian and has not been edited.
Переклад цього матеріалу українською мовою з російської було автоматично здійснено сервісом Google Translate, без подальшого редагування тексту.
Bu məqalə Google Translate servisi vasitəsi ilə avtomatik olaraq rus dilindən azərbaycan dilinə tərcümə olunmuşdur. Bundan sonra mətn redaktə edilməmişdir.

Тела сотен жертв COVID-19 с весны хранятся в грузовиках-моргах Бруклина

23.11.2020, 17:00 EST

Вита Попова

Тела около 650 ньюйоркцев, погибших во время весеннего всплеска COVID-19, до сих пор хранятся в морозильных камерах на набережной Бруклина. О том, почему не всегда удается найти родственников погибших, и по какой причине некоторые отказываются забирать тела близких, сообщает The Wall Street Journal.

Фото: Shutterstock

Многие тела людей, чьих родственников не могут найти, либо те, близкие которых не могут себе позволить организовать похороны, до сих пор хранятся в грузовиках на набережной Бруклина. Об этом сообщили в Управлении старшего судебно-медицинского эксперта Нью-Йорка (Office of Chief Medical Examiner of the City of New York).

Речь идет о цифре в примерно 650 тел. Они хранятся в морге из грузовиков, созданном в апреле на пирсе в Сансет-парке.

До начала пандемии большинство, если не все умершие, были бы похоронены в течение нескольких недель в могиле для неимущих на острове Харт, расположенном в Лонг-Айленд-Саунд недалеко от Бронкса.

Но мэр города Билл де Блазио пообещал в апреле, что массовые захоронения не состоятся после сообщений о том, что Нью-Йорк рассматривает вопрос об использовании временных могил на острове Харт.

Официальные лица в офисе старшего судмедэксперта сказали, что у них возникли проблемы с поиском родственников около 230 погибших. В других случаях родственники умерших сообщали, что у них нет возможностей организовать захоронение по финансовым причинам.

В мае Нью-Йорк увеличил помощь в похоронах с 900 долларов до 1700 долларов. По данным Ассоциации директоров похоронных бюро штата Нью-Йорк (New York State Funeral Directors Association), этого все еще недостаточно, поскольку в среднем организация похорон в Нью-Йорке стоит около $9 тысяч. А если речь идет о кремации, то сумма составляет около $6500.

По теме: ‘Просто хаос’: медики Нью-Йорка не справляются с жертвами всплеска преступности

Каждая семья имеет право требовать бесплатного захоронения на острове Харт. Некоторые семьи не могут решить, что им делать, говорит Дина Маниотис (Dina Maniotis), исполнительный заместитель комиссара офиса главного судмедэксперта, курировавшая меры по борьбе с пандемией в подразделении. «Это очень травматично, – сказала Маниотис. – Мы работаем с ними (родственниками жертв – Ред.) так мягко, как можем, и уговариваем их решить, что они будут делать. Многие из них решат, что хотят похоронить близких на острове Харт, и это нормально».

Офис главного судмедэксперта был создан не для борьбы с глобальной пандемией, унесшей жизни десятков тысяч ньюйоркцев всего за несколько месяцев. Его судебно-медицинский отдел насчитывает 15 сотрудников, которым поручено опознание тел. Еще семь человек отвечают за контакт с ближайшими родственниками.

По словам Аден Нака (Aden Naka), заместителя директора отдела судебно-медицинских экспертиз, это изначально нагрузка на отдел должна была составлять около 20 смертей в день. Однако в пик пандемии он сталкивался с 200 новыми случаями в день.

Кроме того, родственники пропавших без вести людей звонили в офис, чтобы узнать, нет числятся ли там их близкие, узнавали, как запросить свидетельство о смерти, опознать тело и организовать похороны.

Сотрудники канцелярии главного судмедэксперта сообщили, что городской департамент здравоохранения перенаправил более 100 сотрудников из других областей для того, чтобы отвечать на эти звонки, число которых выросло до 1000 в день по сравнению с обычными 30 или 40 звонками.

По теме: Где в Нью-Йорке пройти тест на COVID-19 без очередей

Аден Нака сказала, что многие из звонящих пытаются справиться со своими проблемами. Некоторые из них сами оправляются от вируса, другие потеряли работу из-за пандемии. У некоторых из них уже несколько членов семьи умерли от COVID-19.

В бюро тем временем накопилось большое количество нерассмотренных случаев. Это привело к тому, что некоторые семьи узнали о смерти близкого человека через несколько недель или даже месяцев после того, как он умер.

Лиа-Анн Карафа (Lea-Anne Carafa) из Уэстчестера получила такой звонок 28 июля. Главный судмедэксперт сказал, что её муж, Фрэнк Джозеф Карафа (Frank Joseph Carafa), с которым она рассталась, умер и был найден в постели почти тремя месяцами ранее, 6 мая.

Мистер Карафа умер от сердечно-сосудистых заболеваний в комнате, которую он недавно арендовал на Манхэттене. В свидетельстве о смерти 54-летнего мужчины коронавирус не упоминается как фактор, способствовавший его смерти. «Так больно знать, что он скончался в кабинете медэксперта, а его семья все это время оставалась в неведении», – сказала Карафа. Она добавила, что она и ее 22-летний сын задавались вопросом, почему господин Карафа не отвечает на их сообщения и телефонные звонки. Они предположили, что он занят обустройством нового дома и работой по доставке посылок. Госпожа Карафа также думала, что у ее бывшего супруга возникли проблемы с мобильным телефоном и что он скоро свяжется с ними сам. «Его семья очень любила его, даже если мы не разговаривали каждый день», – сказала она.

Пресс-секретарь Управления старшего судебно-медицинского эксперта отметила, что офис занимался беспрецедентным количеством смертей в разгар пандемии и что первый успешный контакт с семьей часто является результатом многих других звонков и следственных действий.

Обычно кабинет главного судмедэксперта идентифицирует тело с помощью члена семьи или по документам, отпечаткам пальцев, медицинским и стоматологическим записям или ДНК. В других случаях следователи обращаются в городские органы или полицию для проверки документов.

Аден Нака сказала, что в ряде случаев во время пандемии следователи поняли, что ближайшие родственники не отвечают на телефонные звонки, потому что они тоже умерли.

Дина Маниотис отметила, что город медленно сокращает количество тел, находящихся на хранении. В период с середины сентября по середину ноября количество тел сократилось с 698 до 650.

Пресс-секретарь канцелярии главного судмедэксперта сказала, что временный морг будет действовать по крайней мере до тех пор, пока не закончится пандемия.