The article has been automatically translated into English by Google Translate from Russian and has not been edited.
Переклад цього матеріалу українською мовою з російської було автоматично здійснено сервісом Google Translate, без подальшого редагування тексту.
Bu məqalə Google Translate servisi vasitəsi ilə avtomatik olaraq rus dilindən azərbaycan dilinə tərcümə olunmuşdur. Bundan sonra mətn redaktə edilməmişdir.

Мораторий на выселение не помогает: почему арендаторы в Нью-Йорке рискуют оказаться на улице

06.06.2020, 08:00 EST

Вита Попова

В марте губернатор штата Нью-Йорк ввел мораторий на выселение арендаторов. Однако серьёзные изменения в законодательстве подвергнут жильцов риску выселения уже с 20 июня. Подробностями поделилось издание Curbed.

Фото: Shutterstock

В один из апрельских вечеров в дверь Маргариты Лопес постучали. На пороге стоял человек, вручивший ей лист бумаги и пожелавший удачи. В письме говорилось, что 31 июля Лопес больше не будет арендатором студийного подвального помещения в двухэтажном доме на Стейтен-Айленде.

Прочитав письмо, женщина поняла, что если она срочно не найдет новую квартиру, то может оказаться бездомной в разгар глобальной пандемии. С тех пор 59-летняя Лопес, которая находится в стадии ремиссии от рака кожи и является ВИЧ-положительной, лихорадочно звонит по горячим линиям для квартиросъемщиков в поисках совета и с неохотой начинает поиск новой квартиры. При этом она рискует заразиться COVID-19 во время просмотра очередной квартирой, что, учитывая ее состояние здоровья, может обернуться для нее катастрофой. «Каждый раз, когда выхожу за эту дверь, я боюсь за свою жизнь. Я чувствую, что у меня нет власти, — говорит Лопес. — Я чувствую, что застряла. Если я окажусь бездомной, приют — это не вариант, потому что в конце концов я заболею. У меня так много вопросов о том, что будет дальше».

Город позаботился о вопросе аренды: так ли это

С тех пор как в марте был введен мораторий на выселения по всему штату, губернатор Нью-Йорка Эндрю Куомо настаивает на том, что он «позаботился о вопросе аренды». Чиновник заявляет, что благодаря мораторию «наиболее уязвимые слои населения защищены».

Но это неполная картина. Испытывающие финансовые трудности арендаторы все равно должны будут оплатить аренду по истечению срока действия моратория.

Несмотря на давление со стороны адвокатов квартиросъемщиков и избранных должностных лиц с целью повышения арендной платы и освобождения ипотеки, губернатор отложил принятие мер; во время недавнего брифинга он утверждал, что «если мы все еще будем находиться в этом хаосе в августе, то тогда разберемся с этим».

Это слабое утешение для некоторых жильцов, которые вскоре могут оказаться в очереди на выселение.

Лопес — одна из этих уязвимых арендаторов. Мораторий действует до 20 августа, но у Лопес нет возможности повлиять на ситуацию до того, как в она будет вынуждена покинуть квартиру или подвергнется риску быть выселенной.

Она живет в unregulated unit (частное здание, находящееся в управлении жилищной администрации Нью-Йорка. – Ред.) и как получатель пособия по инвалидности не потеряла доход из-за пандемии. Она могла бы пережить 90-дневный мораторий, введенный Куомо. Но когда губернатор продлил паузу новым указом в мае, произошли значительные изменения.

Главным из них является то, что с 20 июня мораторий будет распространяться только на арендаторов, пострадавших от «финансовых трудностей» из-за COVID-19 или имеющих право на безработицу. Это означает, что такие люди, как Лопес и другие незарегистрированные иммигранты, вскоре могут оказаться в суде, не имея возможности противостоять выселению во время кризиса в области общественного здравоохранения.

А поскольку формулировки постановления губернатора о продлении моратория расплывчаты, это открыло дверь для свободного толкования со стороны судебной системы. Это ставит под угрозу большее количество жильцов, рискующих стать бездомными.

Отсутствие ясности

Лопес говорит, что ей было трудно разобраться в том, как мораторий на выселения распространяется на ее ситуацию. Звонки на горячие линии квартиросъемщиков и адвокаты не дали никаких конкретных ответов. Отсутствие ясности привело к бессоннице и неуверенности в собственных силах.

Еще больше усложняет ситуацию то, что с 20 июня арендодатели в Нью-Йорке, согласно последними судебными директивами, смогут сообщать о неуплате со стороны арендаторов и получать разрешения на их выселение. Однако адвокаты обеих сторон — квартиросъемщиков и арендодателей — запутались и не понимают, как эти судебные разбирательства могут закончиться.

Еще недавно мораторий на выселение арендаторов казался понятным, поскольку предлагал им полную защиту от выселения. Но недавно вышло распоряжение губернатора, которое внесло путаницу.

Широкая категория дел, известных как процедуры удержания (англ. holdover proceedings. – Ред.), обычно возбуждаемых против квартиросъемщиков по причинам, не связанным с неоплатой аренды, была оставлена без внимания при продлении. Некоторые адвокаты полагают, что такие дела будут перенесены на более поздний срок, как только постановление вступит в силу. Трудности с квалификацией по последнему приказу могут возникать и у крупных работников и у других лиц, не имеющих традиционного бумажного документа, подтверждающего доходы. Адвокат Патрик Тиррелл (Patrick Tyrrell) говорит, что пробелы в защите арендаторов означают: большее количество арендаторов может пострадать в этой ситуации.

«В этом новом порядке так много незащищенных категорий, — заметил Тиррелл. — Думаю, после 20 июня наступят очень, очень трудные времена, если не будут приняты более жесткие защитные меры».

Кто пострадает больше всего

Когда новый порядок вступит в силу, с наибольшим риском столкнутся в первую очередь нелегальные иммигранты. Например, Карлос (имя изменено), иммигрант из Перу, живущий в Астории.

Карлос проработал в нью-йоркской пищевой промышленности 17 лет, пока в марте не потерял работу в результате пандемии. Два его соседа по комнате также не имеют документов и потеряли работу в ресторанной индустрии. До пандемии, по словам Карлоса, они находились в хороших отношениях с арендодателем. Сейчас, когда вероятность уплаты арендной платы в ближайшем будущем невелика, эти отношения испортились. «Я пытался объяснить, но она (арендодатель – Ред.) продолжает требовать арендную плату, — говорит Карлос. — Она не понимает, с какими трудностями мы сейчас сталкиваемся. Мы не платим не потому, что не хотим — мы просто не можем».

По теме: Отмена арендной платы поставила небольших домовладельцев на грань выживания

Найти другую работу сейчас очень сложно, говорит он. «Единственная работа, которая мне доступна, это та, где я подвергаю риску свое здоровье, а у меня нет страховки», — пояснил Карлос.

Телефонные счета ему сейчас помогает оплачивать отец, деньги на продукты посылают его сестры. «Я знаю, что мне нужны деньги, но если мне приходится выбирать между здоровьем и оплатой аренды, я выбираю сам. Я должен быть эгоистом», — отметил он.

В силу своего статуса Карлос не имеет права на какую-либо государственную помощь, федеральные стимулирующие проверки или страхование от безработицы. Он не будет иметь права на защиту в соответствии с последними условиями моратория на выселения, если, по словам адвокатов, не раскроет свой иммиграционный статус. Но это может дать недобросовестным арендодателям возможность предупредить Иммиграционно-таможенное управление (ICE). Тиррелл называет таких людей, как Карлос, «гордым классом уязвимых людей». «Нелегальные иммигранты категорически не имеют права на льготы, поэтому они получают защиту только в соответствии с определением финансовой трудности и раскрытии информации, которая могла бы защитить их в суде, также вышло бы за рамки их статуса», — говорит Тиррелл.

Слабые стороны моратория

Другие арендаторы столкнулись с проблемами, которые несет с собой действующий мораторий. Хотя он освобождает их от выселения, им все равно предстоит оплатить аренду в будущем. И с этим они должны будут разбираться самостоятельно.

Мехмет Каптан (Mehmet Kaptan) очень обрадовался, когда нашел двухуровневую квартиру с четырьмя спальнями в Ист-Виллидж. Просторная квартира с балконом и внутренним двориком находится в пешей доступности от нескольких станций метро. Каптан, инженер по специальности, делил квартиру с тремя соседями по комнате. Но когда COVID-19 ударил по Нью-Йорку, соседи выселились, оставив его с долгом в $6400, которые нужно заплатить за квартиру.

Поэтому Каптан вместе в другими арендаторами написали письмо домовладельцу — NAL Management. Они призвали начать диалог, но арендодатель отверг предложение, написав в ответ: «Если арендаторы не платят арендную плату, мы имеем право подать иск и испортить кредитную историю арендаторам за неуплату после отмены моратория на выселение», — говорится в электронном письме.

NAL Management отклонил запрос на дополнительный комментарий. Также в письме говорится следующее: «Если арендатора засудят за неуплату, это будет отображено в отчете о вашей кредитоспособности в течение 7 лет. Для молодых специалистов — это длительный срок, в течение которого можно попытаться получить бизнес-кредит, купить жилье и прочее. Это может испортить вам будущую жизнь. Мы стараемся не допустить, чтобы это произошло с нашими арендаторами».

Сколько арендаторов в Нью-Йорке

На сегодня в Нью-Йорке проживает 5,4 миллиона арендаторов в более чем двух миллионах квартир. Примерно четверть из них не оплатили аренду в мае, по данным торговой группы домовладельцев Community Housing Improvement Program.

Жилищные адвокаты настаивали на 90-дневной приостановке арендной платы для некоторых квартиросъемщиков, но эти усилия не нашли поддержки у властей.

Вместо этого законодатели штата одобрили меру по использованию федеральных средств для предоставления ваучеров домовладельцам, чьи квартиросъемщики потеряли доходы во время пандемии. Однако эта помощь не будет доступна многим испытывающим трудности квартиросъемщикам, которые не отвечают требованиям к доходам для получения поддержки.

По теме: 7 вещей, которые должны знать арендаторы жилья в Нью-Йорке во время пандемии COVID-19

Законодательный орган принял законопроект, аналогичный, но не идентичный последнему указу Куомо о выселении. Главное его отличие в том, что он будет действовать до тех пор, пока актуален карантинный план Pause. Это может продолжаться много месяцев. Оба законопроекта направлены на рассмотрение Куомо.

Но даже при таких мерах некоторые арендаторы, например, те, чей срок аренды истек, или те, у кого не было договора аренды с самого начала, все равно рискуют оказаться в безвыходном положении.

Поиск нового жилья для квартиросъемщиков был осложнен пандемией, подчеркивает Эллен Дэвидсон (Ellen Davidso), штатный юрист Общества правовой помощи. «У нас есть довольно много жильцов, чья арендная плата была в силе, — говорит Дэвидсон. — Из-за обстоятельств, не зависящих от людей, они находятся в опасности — это люди, которые платили арендную плату, но их арендодатель не хочет, чтобы они оставались».

Но есть и хорошая новость: чтобы выселить арендатора, собственнику жилья придется приложить для этого усилия. Возьмем, к примеру, Лопес. В апреле она получила так называемое уведомление о расторжении договора аренды. В этом уведомлении ее предупреждают, что она должна освободить и передать право собственности на помещение владельцу/арендодателю до 31 июля 2020 года». Если она этого не сделает, то ее арендодатель «начнет кратковременное разбирательство в соответствии со Статутом, чтобы удалить вас из указанного помещения». Одного такого уведомления недостаточно для законного выселения квартиросъемщика; до выдачи и исполнения приказа о выселении необходимо провести судебное разбирательство.

Но как только жилищный суд вновь откроется, Лопес окажется под угрозой.

Она потратила более месяца на поиски новой квартиры, отвечающей ее медицинским нуждам, но прогресс в этом деле идет медленными темпами. Она может переехать к сестре на Стейтен-Айленд, если не сможет найти новую квартиру. В то же время Лопес планирует обратиться в гражданский суд Стейтен-Айленда, когда он откроется, чтобы подать ходатайство и выиграть дополнительное время. Ведь в поисками нового жилья прямо сейчас, во время пандемии, она рискует заразиться, что может обернуться для нее смертельным исходом. «Как только он (суд. – Ред.) откроется, я буду там, — сказала Лопес. — Я должна рискнуть. Я могу заболеть, но это то, что я должна сделать, чтобы выжить».

Домовладелец Линда Эйпис (Linda Apice) говорит, что сочувствует Лопес, но ей нужна квартира для родственника. «Я понимаю, и мне тяжело, — сказала Эйпис. — Я знаю, что она искала (жилье.– Ред.), но мне жаль, что это сейчас не в моей власти».